Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Кузин Александр Григорьевич

 
Кузин Александр Григорьевич
20.08.1914 - 25.02.1990
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 23.02.1945 Медаль № 8061

    Памятники
  Надгробный памятник (старый)
  Надгробный памятник (новый)
  Мемориальная доска в Нижнем Новгороде
  Аллея Героев в Корсунь-Шевченковском


Кузин Александр Григорьевич - штурман 90-го гвардейского штурмового Староконстантиновского Краснознамённого авиационного полка 4-й гвардейской штурмовой Киевской Краснознамённой ордена Кутузова авиационной дивизии 5-го штурмового Винницкого Краснознамённого орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого авиационного корпуса 2-й воздушной армии 1-го Украинского фронта, гвардии майор.

Родился 20 августа 1914 года в деревне Чеченино ныне Кстовского района Нижегородской области в семье служащего. Русский. Воспитывался у деда, окончил 7 классов. В 1929 году приехал в Сормово, учился в школе фабрично-заводского ученичества при заводе "Красное Сормово" (ныне профессиональный лицей № 5 имени Героя Советского Союза П.А. Семёнова). С 1932 года работал модельщиком на заводе "Красное Сормово". В мае 1935 года уволился с завода и поступил охранником в Горьковский аэроклуб с одновременным обучением в лётной школе. В марте 1936 года окончил аэроклуб.

В 1936 году призван в Красную Армию и по комсомольскому набору был направлен в Пермскую военно-авиационную школу лётчиков. После окончания школы в январе 1938 года лейтенант Кузин направлен в авиационную часть на Дальний Восток. Участвовал в боевых действиях против японскими милитаристами в районе озера Хасан как летчик связи.

Великая Отечественная война застала Кузина на курсах штурманов полков при Военно-воздушной академии. Окончив курсы, он с 26 сентября 1942 года - на Калининском фронте, в составе 671-го штурмового авиаполка 212-й (с мая 1943 года - 90-й гвардейский) штурмовой авиационной дивизии. Командир эскадрильи штурмовиков Ил-2 капитан Кузин начал боевой путь под городом Ржевом.

Капитан Кузин водил самолёты на штурмовки при любой погоде и всегда точно выходил на заданную цель. По меткости бомбометания и стрельбы с самолёта Ил-2 очень скоро стал лучшим летчиком в дивизии. Особенно сложными погодные условия были в январе 1943 года, когда дивизия участвовала в боях в составе войск Карельского фронта. В снегопад и туман, при крайне ограниченной видимости Кузин водил летчиков на боевые задания, показывая примеры летного мастерства, бесстрашия и отваги. В феврале орденом Красного Знамени были награждены летчик полка Кузин, Береговой, Лядский и другие. Первую боевую награду Кузину вручил командир дивизии Герой Советского Союза полковник Байдуков.

Летом 1943 года гвардии капитан Кузин в составе своего полка той же дивизии, ставшей 4-й гвардейской и входившей уже в состав 5-го штурмового корпуса генерал-лейтенанта Каманина, участвовал в Курской битве. В ходе этого сражения Кузин совершил десятки боевых вылетов по вражеским танкам и автомашинам противника. Здесь впервые летчики-штурмовики применили против танков специальные противотанковые бомбы. Кузин был одним из лучших снайперов не только в полку, но и в дивизии. Он своим примером увлекал в бой молодых летчиков, умело передавал свой богатый боевой опыт. Одним из фронтовых "крестников" Кузина был лейтенант Кумсков, который часто добрым словом вспоминал своего наставника.

В августе 1943 года в ходе Белгородско-Харьковской наступательной операции летчикам-штурмовикам приходилось делать по пять-шесть боевых вылетов в день. Только 21 августа ведомая Кузиным девятка Ил-2 уничтожила в районе Великоозерья 6 танков, 10 автомашин и много живой силы противника. В сентябре 1943 года Кузина наградили вторым орденом Красного Знамени.

Вспоминая об участии 90-го гвардейского полка в летных боях 1943 года, бывший командующий 2-й воздушной армии маршал авиации С.А.Красовский писал: "Каждый полет проходил в условиях ожесточенного противодействия противника. Полк нес тяжелые потери. Однако ни один летчик, ни один воздушный стрелок не дрогнул в бою - задание командования было успешно выполнено. В эти дни особенно отличились командиры эскадрилий (ныне все Герои Советского Союза) А. Кузин, Г. Береговой, Т. Лядский..."

Со своим гвардейским полком лётчик-штурмовик Кузин прошел по всей Украине, освобождал Харьков, Киев, Житомир, Винницу, Староконстантинов, Львов, участвовал в боях на Висле, при овладении Сандомирским плацдармом. В декабре 1943 года был назначен штурманом полка.

16 июля 1944 года на подступах к польскому городу Радзехув к вражескому переднему краю подошли 15 штурмовиков под командованием Кузина. Летчики четыре раза атаковали позиции противника и подавили огонь артиллерии и минометов. Вторая группа из 8 "илов" обстреляла из пушек и пулеметов немецкие войска, укрывавшиеся в окопах. После этого наши пехотинцы немедленно атаковали врага и овладели Радзехувом. В августе 1944 года штурман полка гвардии майор Кузин был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

К сентябрю 1944 года штурман полка гвардии майор Кузин совершил 125 боевых вылетов на бомбардировку и штурмовку аэродромов, скоплений войск противника и был представлен к званию Герой Советского Союза.

В наградном листе командир полка отмечал: "... только за период боев на Воронежском и 1-м Украинском фронтах полком уничтожено 1095 автомашин, 265 танков, 16 самолетов в воздушных боях, 27 полевых артиллерийских батарей, 17 зенитных артиллерийских батарей, 146 железно­дорожных вагонов, 188 подвод, 10 складов с боеприпасами и горючим. В эффективности штурмовок была большая заслуга штурмана полка Кузина. Он отлично управлял группами самолетов в бою по радио, обучил летный состав полка прицельному бомбометанию, ежедневно показывал примеры бесстрашия и отваги".

Пока наградной лист проходил положенные инстанции, гвардии майор Кузин со своим гвардейским полком продолжал громить врага, но уже на южном фланге фронта. В составе 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта штурмовики с боями прошли по всей Северной Трансильвании, перевалили Карпаты, сопровождали конников ге­нерала Плиева при взятии Дебрецена, громили венгро-немецкие войска на правом берегу Тисы, участвовали в боях за Будапешт.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии майору Кузину Александру Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 8061).

В апреле 1945 года Кузина наградили седьмым орденом - орденом Богдана Хмельницкого 3-й степени. Но об этом он узнал лишь через месяц, а в полку считался погибшим.

27 марта группа "илов" ведомая гвардии майором Кузин в районе чешского города Нитра была атакована вражескими истребителями FW-190. В воздушном бою Кузин сбил вражеский истребитель, но и его машина получила серьезные повреждения и загорелась, а напарник-стрелок был убит. Летчик покинул самолет на парашюте. Это был его 161-й боевой вылет, и последний.

Потерявший сознание от удара о земли и полученных ожогов, он попал в плен и был направлен в лагерь. К счастью ненадолго. 20 апреля американские войска захватили эту территорию, освободили военнопленных. Здесь Кузин и встретил майские победные дни. 20 мая возвратился в полк.

После войны Кузин продолжал службу в Военно-Воздушных Силах. Уже в мирное время награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени. С 1957 года подполковник Кузин - в запасе. Жил в городе Горьком (ныне - Нижний Новгород). Работал диспетчером в Центральном конструкторском бюро по судам на подводных крыльях на заводе "Красное Сормово". Умер 25 февраля 1990 года. Похоронен на Ново-Сормовском кладбище.

Награждён орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого 3-й степени, Александра Невского, тремя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями.

На доме, где он жил последние годы (улица Большевистская, дом № 3), установлена мемориальная доска. Имя Героя вместе с именами других Героев Советского Союза - выпускников ПТУ № 26 вписано золотом на мемориальной доске, установленной на здании училища.

Из воспоминаний Георгия Тимофеевича Берегового

"Прекрасный это был боец - Саша Кузин, признанный не только у нас в полку, но и в дивизии. О бесстрашии его ходили легенды. Кое-кто из воздушных стрелков, например, утверждал, что каждый боевой вылет с майором Кузиным надо бы по справедливости приравнивать к трем: каким бы убийственным ни был защитный огонь, он все равно сделает столько заходов на цель, сколько потребуется, чтобы ее уничтожить. И все же летать с ним воздушные стрелки любили. Любой из них безоглядно верил в его удачу, за которой всегда стоял трезвый расчет и огромный опыт. Риск ради риска Кузин не признавал. И мужество его было без какого-либо налета лихости, ухарства. Войну в ее узком, повседневном смысле он привык рассматривать как тяжелую опасную работу. Не больше, но и не меньше. Есть работа, значит, кто-то должен ее выполнить. Выполнить добросовестно и профессионально. Скидок тут он никому не делал. И в первую очередь себе самому.

Помню один эпизод, который, пожалуй, лучше всего характеризует эту черту Саши Кузина. Произошел он почти под самый конец войны. В районе Мишкольца, уже в Венгрии, полк получил задание уничтожить крупную вражескую цель. В воздух поднялись почти все готовые к работе самолеты - восемнадцать "илов". Участвовал в боевом вылете и командир полка Ищенко. Но ведущим группы был не он, а майор Кузин.

Когда вышли на цель, на нас внезапно навалились пять "фоккеров". Прикрытие-то нашей группы было, но "яки" завязали бой где-то наверху. А "фоккеры" между тем времени зря не теряли. Загорелась машина летчика Холина. Выходя из очередной атаки, я заметил, как его самолет перевернулся в воздухе, а сам Холин выбросился из кабины с парашютом. Часть железнодорожных составов под нами уже пылала, но работа была далеко еще не закончена: один эшелон стоял под парами недалеко от станции целым и невредимым. Да и среди тех, что мы успели поджечь, отчетливо просматривались неповрежденные платформы с танками.

Кузин, не обращая внимания на фашистские истребители и огонь зениток, начал очередной заход на цель. В этот момент подбили Ищенко. Машина его получила здоровенную пробоину, но, судя по всему, сохранила управляемость и могла какое-то время оставаться в воздухе. Однако по рации послышался голос командира полка, потребовавшего от ведущего собрать группу и уводить ее на свою территорию. Кузин, будто не слыша, продолжал гнуть свое. Цель под нами была как на ладони, и бросать начатое майор, видимо, не собирался. Воздушные стрелки огрызались как могли от наседавших "фоккеров" из пулеметов, и штурмовики вслед за ведущим методично продолжали свою работу. Командиру полка пришлось смириться: выйти из круга означало бы подставить себя под удар вражеских истребителей. Так он и бомбил на подбитой машине вместе со всеми немецкие эшелоны, пока от станции не остались одни головешки. А "фоккеров" вскоре отогнали появившиеся наконец "яки"...

- Ты почему приказа моего не выполнил? - насел было Ищенко на Кузина, когда группа вернулась на аэродром. - Ты же видел: Холин перевернулся, мой самолет подбили... Кто из нас командир полка, ты или я?

- Приказ был один: уничтожить цель. Вот мы его вместе с вами и выполнили, - невозмутимо объявил Кузин. без потерь на войне не бывает... Что касается остального, то ведь командовать группой вы же сами меня назначили. Ну я и командовал, как считал нужным.

Ищенко поначалу только руками развел: о чем, дескать, с тобой толковать! Потом оглядел еще раз свой покалеченный "ил", помолчал, помолчал да и буркнул отходя:
- Правильно, в общем-то, командовал! А вечером полк получил от командира дивизии благодарность за отлично выполненное боевое задание.

О своих первых боевых вылетах под руководством Кузина Виктор Кумсков рассказывал:

"Большую помощь молодому летному составу оказывало командование полка и дивизии. Командир 4-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии генерал Г.Ф.Байдуков своим личным примером помогал летчикам переносить все тяготы борьбы. В наиболее трудные минуты он сам садился в самолет и вместе с летчиками смело шел на штурмовку вражеских войск. Помнится такой эпизод. В разгар операции (6 или 7 августа) у молодых летчиков стала заметной моральная и физическая усталость. Требовалась какая-то искорка, какой-то импульс, чтобы отогнать прочь усталость, поддержать морально молодежь. И вот в это время на аэродроме появился генерал Г.Ф.Байдуков. Подойдя к группе летчиков, которые отдыхали в тени на опушке леса в ожидании очередного вылета, он спросил:

- Ну, как дела, соколы, что носы повесили?
- Туговато приходится, товарищ генерал, здорово огрызается фашист. Ребят хороших жалко, не вернулись.
- Да, конечно, человека всегда жалко, особенно хорошего. Ну, ничего не поделаешь, война есть война, со всеми ее тяжелыми последствиями.

После этого он поинтересовался, какая задача поставлена полку на очередной вылет. Узнав, что надо штурмовать танки противника в опорном пункте Томаровка, он приказал своему меха­нику приготовить самолет-штурмовик. Полет выполнялся шестеркой под прикрытием четырех истребителей. Ведущим группы был А.Кузин, слева от него летел командир дивизии, справа довелось лететь мне. В районе цели нас встретил ураганный огонь зенитной артиллерии, но задача все же была успешно выполнена. Два штурмовика из второго звена не вернулись на аэродром: были сбиты над целью.

После посадки генерал Байдуков подошел к нам и сказал: "Да, хлопцы, немец пока крепко дерется. Но это будет недолго. Потерпите немного, еще одно усилие и будет легче: выйдем на оперативный простор." Дальнейшие события полностью подтвердили эти слова."

Биографию подготовил Сергей Каргапольцев

    Источники
 Береговой Г.Т. Три высоты. — М.: Воениздат, 1986
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Кашичкин В. Сормовичи - Герои Советского Союза. – Н.Новгород, 1996
 Лядский Т. С. Записки из лётного планшета. Военные дневники. — Витебск
 Тюльников Л.К., Басович Я.И. Герои Советского Союза - горьковчане. Горький, 1981
Подводная археология   Т