Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Юдин Александр Дмитриевич

 
Юдин Александр Дмитриевич
01.09.1925 - 08.01.1994
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 17.10.1943 Медаль № 8881
Орден Ленина № 57593

    Памятники
  Мемориальная доска (на доме, в котором жил)
  Мемориальная доска (на здании школы)
  Стела в Архангельске


Юдин Александр Дмитриевич – командир стрелкового отделения 1033-го стрелкового полка 280-й стрелковой дивизии 60-й армии Центрального фронта, младший сержант.

Родился 1 сентября 1925 года в селе Никольское Усть-Кубинского района Вологодской области в крестьянской семье. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1947 года. Окончил 7 классов и курсы мастеров лесного хозяйства. Работал мастером леса в Лимендском леспромхозе Котласского района Архангельской области.

В Красной Армии с января 1943 года. В учебном батальоне получил воинскую специальность «пулемётчик», и в июне 1943 года прибыл в действующую армию на передовую линию Орловско-Курского направления. А когда 5 июля 1943 года началась историческая битва на Курской дуге, то 18-летний младший сержант А.Д.Юдин в первые часы этого сражения принял боевое крещение, поддерживая пулемётным огнём наступление стрелкового батальона.

Затем были бои на Брянщине, форсирование реки Сейм, а в последний летний месяц 1943 года молодой командир отделения вступил со своими боевыми товарищами на украинскую землю.

Командир стрелкового отделения 1033-го стрелкового полка (280-я стрелковая дивизия, 60-я армия, Центральный фронт) младший сержант А.Д.Юдин особо отличился в конце сентября 1943 года при форсировании реки Днепр в районе села Окуниново Козелецкого района Черниговской области Украины.

26 сентября 1943 года вверенное младшему сержанту А.Д.Юдину подразделение в составе отряда под командованием командира 2-й роты капитана А.В.Рыбалки в числе первых под огнём неприятеля переправилось через Днепр. Однако до правого берега из двадцати пяти человек добрались лишь пятеро: капитан А.В.Рыбалка, младший сержант А.Д.Юдин и ещё трое солдат. Пятеро отважных советских воинов во главе с офицером вступили в рукопашную схватку с гитлеровцами, оттеснив их от берега, и закрепились на берегу, но в живых после этого остались двое – А.В.Рыбалка и А.Д.Юдин. Офицер и юный младший сержант защищали отвоёванный у врага плацдарм до подхода подкрепления. Выстояв, они победили смерть. А.Д.Юдин был награждён медалью «За отвагу».

После чего в ожесточённом бою за расширение плацдарма и за село Страхолесье Чернобыльского района Киевской области Украины А.Д.Юдин уничтожил из автомата четырёх фашистов, а пятого взял в плен и в критический момент боя заменил раненного пулемётчика.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года за успешное форсирование реки Днепр севернее Киева, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр и проявленные при этом отвагу и геройство младшему сержанту Юдину Александру Дмитриевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 8881).

Но о том, что его ратный труд отмечен высшей степенью отличия, младший сержант А.А.Юдин узнал не сразу. 19 октября 1943 года он был ранен и эвакуирован в госпиталь. А после излечения, и возвращения в действующую армию, с января 1944 года он сражался в рядах 212-й Кричевской стрелковой дивизии (61-я армия, 1-й Белорусский фронт), командуя разведывательным взводом. Участвовал в освобождении белорусского Полесья, бил врага в Пинских болотах. Но в ночь на 1 апреля 1944 года он был тяжело ранен: пуля гитлеровского снайпера раздробила бедро.

В октябре 1944 года сержант А.Д.Юдин демобилизован. Возвратился в Лимендский леспромхоз Котласского района Архангельской области на костылях, инвалидом 2-й группы. Но, несмотря на это, ему было доверено возглавить комсомольскую организацию леспромхоза.

В 1948 году коммунист А.Д.Юдин был направлен на учёбу в Архангельскую областную партийную школу, а после её окончания в 1950 году он приехал в город Молотовск (ныне – Северодвинск) Архангельской области. Был на комсомольской, хозяйственной и профсоюзной работе. Трудился прорабом, возводил многоэтажные дома в строящемся городе. Избирался депутатом городского Совета, членом партийного комитета, проводил большую общественную работу среди строителей, много лет возглавлял профсоюз строителей.

Жил и работал в Северодвинске. Скончался 8 января 1994 года. Похоронен на городском кладбище в Северодвинске.

Награждён орденом Ленина (17.10.1943), орденом Октябрьской Революции, орденом Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), орденом Красной Звезды (5.04.1944), орденом «Знак Почёта», медалями, в том числе «За отвагу» (30.09.1943).

Почётный гражданин города Северодвинск (15.05.1985). Удостоен звания «Почётный строитель Северодвинска».

В 1995 году школе № 21 города Северодвинск было присвоено имя Героя Советского Союза А.Д.Юдина. 20 апреля 2000 года решением муниципального Совета одной из улиц Северодвинска было присвоено имя Героя Советского Союза А.Д.Юдина. В Северодвинске на доме, где он жил, и на здании школы № 21 открыты мемориальные доски.

«СЛОВО - ТОВАРИЩУ ЮДИНУ...»

После второго ранения в Пинских болотах Герой Советского Союза Александр Дмитриевич Юдин долго лечился в госпитале. Демобилизовавшись из армии, он решил побывать у себя в деревне за Кубенским озером, посмотреть на места, где родился и рос, а затем поехать в Архангельскую область на лесозаготозки, где жил и работал его отец. Односельчане радушно встретили своего земляка. Не успел возница покормить лошадей и уехать обратно, как в избу, где остановился Юдин, начали собираться колхозники и детвора. Всем хотелось послушать рассказ прославленного героя о его боевых подвигах на фронте.

По просьбе односельчан Александр Юдин, дал согласие выступить на колхозном собрании. Ниже мы публикуем главу об этом собрании из очерка Константина Коничева «Мой земляк Юдин», опубликованного в альманахе Север».

* * *

На собрании было очень многолюдно. Председатель колхоза торжественно объявил:

- Слово предоставляется нашему дорогому гостю, Герою Советского Союза товарищу Юдину...

Наступила тишина.

- Дорогие товарищи! Соседи и земляки! - начал своё выступление Александр Юдин. – Вас интересует, как я понимаю, мой пройденный путь, моя биография. А биография моей жизни, уж если говорить прямо, началась по-настоящему только с лета 1943 года, то есть три года назад. А до этого всё было мало интересно. Ну, как вы знаете, отец мой Дмитрий уехал отсюда из деревни со своей семьёй сначала на Вожегу, там он работал, начиная с тридцатого года в лесопунктах, а я учился в школе. В Вожеге местность неинтересная, скучная, не то, что здесь. Потому отцу что-то не приглянулось в Вожеге и, забрав семью, увёз он всех за Котлас в Лимендский леспромхоз.

Должен сказать, что места там хорошие и для охоты и для рыбной ловли. Только не пришлось мне делом много заниматься, так как первого января 1943 года мобилизовали меня в Красную Армию и сразу из нашего райвоенкомата отправили в город Вологду, в стрелковый полк. Там мы, новобранцы, усердно занимались пулемётным делом. Тяжелый пулемет «Максим», «дегтярку», то есть дегтерёвский пулемёт, и я изучил назубок, овладел ими на отлично. А про винтовку не говорю - я её знал и раньше. И вот через полгода, в звании младшего сержанта вместе с молодым пополнением меня направили на Центральный фронт, на Курско-Орловскую дугу. Я был тогда командиром стрелкового отделения в дивизии генерал-майора Голосова. Славный генерал - ничего плохого не скажешь про человека.

Началось наступление наших войск. В Конотоп мы ворвались так быстро, что многие немцы, даже начальство, не успели отступить с основными частями и попрятались. Моё отделение - одиннадцать человек - заняло в городе ресторан. Была удобная позиция - из окон три улицы простреливались. Видим, стрелять не по кому, все немцы разбежались. Мы пошли осматривать помещение. За прилавком буфетчица-украинка стоит одна-одинёшенька с таким напускным спокойствием. Смирнов Александр, тёзка мне, говорит: «Мамзель, есть выпить?» - «Нет ни капли», - отвечает девка и начинает порожние бутылки из ящиков выбрасывать на стойку для отвода глаз. Тогда мы глянули к ней за буфет под прилавок, а там шесть немецких офицеров сидят, скорчившись, и трясутся. Отобрали мы у них «вальтеры» и «парабеллумы», самих сдали командиру роты, буфетчицу–тоже и бежим дальше… Очистив Конотоп, двинулись наши войска на Бахмач, на Нежин. Тут столько шло наших танков и так немцы «драпали», что мы, пехотинцы, едва успевали за своими танкистами.

- На танковые колонны и мы здесь денег не жалели, тысячами жертвовали значит, наша помощь пригодилась, – вставил председатель.

- Разумеется, и даже очень. Такую силищу наше Верховное командование скопило, что после этой самой Орловско-Курской дуги стали появляться наши «мешки» да «клещи», которые оказались немецких хлеще. Случалось и мне иногда заходить глубоко во вражеские тылы. Тут, скажем, немцы ещё не успели отступить, а мы уже в другом месте прорвались, обошли их, в тылу захватываем пленных, подшибаем «тигров»...

В лето и осень 1943 года отдыхать нам мало приходилось. Около Десны небольшая передышка получилась по причине дождей. Земля так размякла, что танкам и пушкам-самоходкам стало неспособно двигаться.

Но вот наступили деньки посуше. Наше соединение всё ближе и ближе с боями подходило к Днепру. В одном месте мы - небольшая группа - оказались на болотистой островке. Окопались. Мелкий ивнячок нас прикрывает. Но с островка ни взад, ни вперёд. Все окрестности просматриваются и простреливаются немцами. Несколько дней мы на таком приднепровском островке отлеживались и отстреливались из укрытий…

Александр Юдин сделал небольшую паузу, а председатель спросил его:

- Наверно у тебя, Александр Дмитриевич, был такой основной, самый интересный эпизод из боевой жизни? Когда ты до него дойдёшь, остановись подробнее.

- Вот я и подхожу к этому эпизоду, - сказал Юдин и стал рассказывать землякам тот незабываемый случай переправы через Днепр, случай, который позволил ему стать Героем Советского Союза. А толпа слушателей росла и росла. Подходили прохожие из других деревень и, поняв суть необычайного собрания, становились тут же и, не нарушая тишины, слушали трогательную, горячую беседу.

Эпизод, рассказанный Александром Дмитриевичем, был таков. После трудных и долгих наступательных боёв дивизия генерал-майора Голосова вышла к Днепру.

Подразделение, в котором находился Юдин, обойдя плавни, спустилось в овраг, ведущий извилинами до самого приплеска реки. Но нельзя ещё было подойти к реке вплотную, нельзя было захватить солдатским котелком или каской днепровской водицы и освежиться. Немцы крепко держались за противоположный берег Днепра, сосредоточив всю силу огневых средств на участках, наиболее удобных для переправы. Наши, выбрав подходящее место для форсирования реки, стянули артиллерию и обрушили на немцев шквал огня.

Пехотинцы опасливо посматривали на тот берег. Сам командир дивизии обходил подразделения, занявшие исходные позиции. Он был суров, сосредоточен. Внимательно осматривал бойцов, их снаряжение с полной выкладкой. А выкладка на каждом из них - автомат, четыре диска патронов, пятьсот штук патронов за спиной в вещевом мешке, да навешено по десять гранат да по норме продуктов. Такая выкладка пригнетала могучие плечи комсомольца Юдина, сумрачно посматривавшего из-под каски.

Многих лучших бойцов и младших командиров генерал знал в лицо и помнил их фамилии. Он знал и Юдина, несколько раз отличившегося в боях и в разведке. Увидев его, Голосов весело спросил:

- Ну как, Юдин, готов?

- Вполне, товарищ генерал, - и, слегка тряхнул гранатами, добавил: - Скоро вот этой картошкой немцев угощать буду.

- Желаю успеха.

Потом подозвал к себе командиров рот. Генерал поговорил с ними и объявил во всеуслышание:

- Сейчас пойдёт на тот берег первый моторный понтон. Нужно двадцать пять добровольцев. Комсомольцы, не посрамите себя. Кто желает первым за Днепр?

Старшим на первый понтон вызвался капитан–командир второй роты. В числе других комсомольцев одним из первых изъявил желание форсировать реку и Александр Юдин. Не дошёл перегруженный бойцами первый понтон и до середины Днепра, как с двух сторон кинжальным огнём немцы ударили по нему из орудий. Первые снаряды падали не метко. Рвались по сторонам. Огненные столбы поднимались из воды. На середине Днепра один снаряд ударил в кормовую часть понтона. Шесть бойцов взрывом скинуло в воду.

Один из многих немецких снарядов угодил в борт понтона и перевернул его кверху дном. Юдин не потерял сознания. Первое, что пришло ему в голову, - надо во что бы то ни стало остаться живым и выбраться на берег. Пусть понтон разбит, пусть некоторые погибли, но жива поставленная цель.

Ногами нащупал ровное песчаное дно. Быстрота течения давала себя чувствовать - относила в сторону, сбивала с ног... Собравшись с силами, Юдин взмахнул руками, всплыл на поверхность. Кроме него, барахталось только четверо, в том числе менее загруженный снаряжением капитан. Все они, сбросив с себя каски, кто как мог, держались на воде и плыли к западному берегу, до которого оставалось каких-нибудь метров сто, а то и меньше. Это придало ему бодрости. Снова опустившись на дно, он упрямо зашагал вперёд, пока, наконец, не вышел на мелкое место. На берег из двадцати пяти выбралось только пятеро. Быстрым рывком пробежали двести метров вперёд. Через несколько минут троих уже не стало. Их сразили немецкие пули. Остались вдвоём Юдин с капитаном. Немцы сначала обстреляли их из пулемётов. Потом вперебежку бросились на двух русских смельчаков. Автоматы у капитана и Юдина были наготове, гранаты тоже. Первыми длинными очередями они сразили передние ряды наступавших. Остальные немцы залегли, но через две-три минуты поднялись и снова бросились.

- Русс, смерть, сдавайся! – кричали наседавшие немцы.

Капитан и Юдин отвечали им из автоматов. Немцы лезли и лезли.

Капитан одну за другой швырнул две гранаты и обе настолько удачно, что Юдин приметил из-за бруствера, как вместе с песком и дымом поднялись в воздух клочки мундиров и черные немецкие каски. Оставались две последних гранаты. Тот и другой вытащили кольца с предохранительными чеками, чтобы в последний момент суметь нанести урон врагу. Это были тягостные минуты. Всё кончилось. Ни о чём не оставалось думать, только ждать: вот-вот подползут эти метрах в пятидесяти от них прижавшиеся к земле немцы, и тогда – конец!.. Капитан, прячась за бруствером, приблизился к Юдину и, не выпуская из руки гранаты, крепко обнял его и поцеловал.

- Хорош ты, парень… Ну, что ж, и нам немного жить осталось, - сказал капитан, видно, вспомнив тех товарищей, с которыми на понтоне переправлялся через Днепр. - А жаль. Хотелось до самой Германии дошагать... Давай с честью умрём, как русские умирают...

Они еще раз поцеловались и снова стали всматриваться вперёд. На развороченной снарядами земле копошились, расползаясь в разные стороны, фашисты. Некоторые из них пятились. И то, чего не заметили капитан и Юдин, к своему огорчению увидели немцы: со стороны Днепра бесшумно, пригибаясь к земле, грозной силой надвигались солдаты генерала Голосова. Позади, чуть немного справа от Юдина, затакал пулемёт «Максим».

Товарищ капитан, наши!

У обоих не гора, а что-то более тяжёлое свалилось с уставших и могучих плеч. Они спасены.

Капитану почему-то вздумалось посмотреть на ручные часы.

- Знаешь что, мы час и восемь минут вдвоём с тобой держались на этом берегу...

...После перерыва с перекуром и разными разговорами предколхоза снова предоставил слово герою. Александр Дмитриевич достал из кармана гимнастерки красненькую, в сафьяновом переплете книжечку, сказал:

- Вот за этот самый поступок Михайло Иванович Калинин подписал мне такие слова:

«Юдину Александру Дмитриевичу.

За Ваш геройский подвиг, проявленный при форсировании реки Днепра севернее Киева, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр, Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 17 октября 1943 года присвоил Вам звание Героя Советского Союза».

- Вскоре меня тяжело ранило и пришлось долгонько лечиться в госпитале. Пока я поправлялся, с Германией и Японией было покончено... Вот и всё, товарищи. Кого не устраивает моя беседа, прошу задавать вопросы. Рассказы рассказывать куда легче, чем воевать...

Александр Дмитриевич вытер на лице пот, помолчал немного при общей тишине и сказал ещё:

- А впрочем, с непривычки даже говорить трудно... Вопросов ему не задавали. Всем был ясен и очевиден нелёгкий путь молодого бойца-героя.

Из книги «Вологжане – Герои Советского Союза». Издание 2-е переработанное и дополненное. – Вологодское отделение Северо-Западного книжного издательства, 1970.

© Биография предоставлена В.С.Смирновым (г. Северодвинск)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Золотые Звёзды вологжан. - Архангельск, 1985.
 Золотые Звёзды северян. 2-е изд. Архангельск, 1971
 Северодвинск. Испытание на прочность. – Северодвинск, 1998.
 Фото из фондов Северодвинского городского краеведческого музея
 Шёл парнишке в ту пору... - Киев: Молодь, 1985.