Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Осадчиев Александр  Дмитриевич

 
Осадчиев Александр Дмитриевич
25.04.1919 - 23.03.2001
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 15.05.1946 Медаль № 8994
Орден Ленина № 59095

    Памятники
  Надгробный памятник
  Мемориальная доска в Борисоглебске
  Памятная доска в Борисоглебске


Осадчиев Александр Дмитриевич – командир авиаэскадрильи 43-го истребительного авиационного полка (278-я истребительная авиационная дивизия, 3-й истребительный авиационный корпус, 1-я воздушная армия, 3-й Белорусский фронт), старший лейтенант.

Родился 25 апреля 1919 года в городе Борисоглебск Борисоглебского уезда Тамбовской губернии (ныне Воронежской области). Русский. В 1936 году окончил 9 классов школы.

В армии с августа 1936 года. В 1939 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в ВВС лётчиком, командиром звена и заместителем командира авиаэскадрильи в истребительных авиаполках (в Сибирском военном округе и на Дальнем Востоке).

Участник Великой Отечественной войны: в апреле 1943 – апреле 1945 – заместитель командира и командир авиаэскадрильи, помощник командира 43-го истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе. Воевал на Северо-Кавказском (апрель-июнь 1943), Южном (сентябрь-октябрь 1943), 4-м Украинском (октябрь 1943 – май 1944), 3-м (июнь-сентябрь 1944) и 1-м (ноябрь 1944 – апрель 1945) Белорусских фронтах. Участвовал в освобождении Кубани, Донбасской, Мелитопольской, Крымской, Минской, Вильнюсской, Каунасской, Варшавско-Познанской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях.

Совершил 250 боевых вылетов на истребителях Як-7Б, Як-1, Як-9 и Як-3, в 76 воздушных боях сбил лично 15 и в составе группы 7 самолётов противника.

За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года майору Осадчиеву Александру Дмитриевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»*.

В июле 1945 года окончил курсы при Липецкой высшей офицерской школе ВВС. До января 1946 года продолжал службу помощником командира истребительного авиаполка по воздушно-стрелковой службе (в Группе советских войск в Германии).

В 1950 году окончил Военно-воздушную академию (Монино). Служил заместителем командира истребительного авиаполка (в Прикарпатском военном округе), в 1951-1952 – начальником воздушно-стрелковой службы Борисоглебского военного авиационного училища лётчиков. В 1952-1957 – начальник воздушно-стрелковой службы и заместитель начальника оперативно-разведывательного отдела ВВС Воронежского военного округа.

В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1959-1960 – начальник штаба Черниговского военного авиационного училища лётчиков, в 1961-1965 – начальник штаба Оренбургского высшего военного авиационного училища лётчиков.

В 1965-1970 – заместитель начальника штаба ВВС Приволжского военного округа (штаб – в городе Куйбышев, ныне Самара), в 1970-1971 – заместитель начальника штаба 15-й воздушной армии (в Прибалтийском военном округе; штаб – в городе Рига, Латвия). В 1971-1980 – старший преподаватель кафедры оперативного искусства ВВС Военной академии Генерального штаба. С мая 1981 года генерал-майор авиации А.Д.Осадчиев – в отставке.

Жил в Москве. Умер 23 марта 2001 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Генерал-майор авиации (1975). Награждён орденом Ленина (15.05.1946), 2 орденами Красного Знамени (11.05.1944; 30.12.1956), орденом Александра Невского (20.08.1944), 3 орденами Отечественной войны 1-й степени (30.10.1943; 12.01.1944; 11.03.1985), 2 орденами Красной Звезды (19.11.1951; 22.02.1977), медалью «За боевые заслуги» (5.11.1946) и другими медалями, иностранными медалями.

В городе Борисоглебск Воронежской области на здании школы, в которой он учился, установлена мемориальная доска, а в парке «Мемориальный комплекс Памяти и Славы» – памятная доска.

Примечание: Награждён за выполнение 230 боевых вылетов и участие в 70 воздушных боях, в которых сбил лично 18 и в составе группы 6 самолётов противника (на сентябрь 1944 года). По всей вероятности этот результат несколько завышен, т.к. по оперативным документам подтверждаются 15 лично и 7 в составе группы сбитых самолётов. Сам А.Д.Осадчиев в автобиографиях указывал цифру в 22 сбитых на фронте самолёта.

Воинские звания:
Младший лейтенант (22.02.1939)
Лейтенант (31.01.1942)
Старший лейтенант (28.12.1943)
Капитан (23.09.1944)
Майор (25.02.1946)
Подполковник (21.02.1950)
Полковник (5.05.1955)
Генерал-майор авиации (25.04.1975)

Из воспоминаний А.Д.Осадчиева:

С первых дней Отечественной войны я рвался всей душой на фронт, на запад, но... место своей службы военный человек не выбирает. И на фронт я попал только в апреле 1943 года, зато участвовал в боевых действиях на Северо-Кавказском, Южном, 4-м Украинском фронтах, на 1-м и 3-м Белорусских. Служил командиром эскадрильи 43-го авиационного полка (278-я истребительная авиационная дивизия). К маю 1945 года уже совершил 250 боевых вылетов, в 86 воздушных боях лично сбил 24 и в составе группы – 7 самолётов противника.

Служба шла нормально. С задачами справлялся. И твёрдо помнил истину: как бы ни приходилось круто, не теряй голову – работай. Лётчик должен очень много работать, чтобы победить врага, спасти свою подбитую машину и, следовательно, жизнь...

В одном из наших воздушных налётов мне удалось бомбёжкой создать пробку на перегоне железной дороги, по которой немцы перебрасывали в Вильнюс боеприпасы и горючее; для танков. Спикировав на эшелон, с первого же захода поджёг цистерны с бензином. Состав быстро охватило пламенем. Вагоны с боеприпасами, взрываясь, налезали один на другой, и железнодорожный путь надолго вышел из строя.

«На другой день, – писал в своих мемуарах маршал авиации Е.Я.Савицкий, у которого в своё время я был ведомым, – группа Осадчиева перехватила восьмёрку вражеских истребителей. Бой разгорелся над центральными кварталами Вильнюса. В результате попадания снаряда в стекло кабины капитан Осадчиев был ранен осколками в лицо. Но, зная, что у немцев и без того численное преимущество, отказался выйти из боя и участвовал в схватке до самого конца. Истекая кровью и превозмогая боль, он сумел зайти ФВ-190 в хвост и не отпускал его до тех пор, пока тот, объятый пламенем, не рухнул на крыши городских зданий. После этого у Осадчиева хватило сил дотянуть до аэродрома, где после посадки он потерял сознание от большой потери крови».

Тут я не могу не сказать о том, как внимательно относился наш тогдашний комкор Савицкий к раненым. Тогда он сам прибыл на место моего приземления, подъехал на «виллисе» к самолёту и приказал переоборудовать другой истребитель и доставить меня на тыловой аэродром, где уже подготовили санитарный автомобиль. У меня тогда было, вдобавок ко всему, и ранение глаза, из которого пришлось удалять осколки бронестекла.

Но боями нас тогда было не удивить. И сбитыми самолётами – тоже. А вспоминаются ярче всего ситуации нештатные, как тот случай, о каком мне хочется рассказать сейчас.

Когда конец войны был уже близок, мы получили приказ, в котором значилось: срочно подготовить эскадрилью истребителей Як-9Д к боевому вылету на Инстербург и сбросить на вражеский город бомбы и большой груз листовок. Это было важно в ходе Инстербургско-Кенигсбергской и Восточно-Прусской операций не только в военном, но и в политическом отношении.

Но от места базирования (аэродрома Сморгонь в Белоруссии) до Инстербурга (потом – Черняховск Калининградской области) – 300 км, а радиус действия Як-9Д с бомбозагрузкой и сотнями пачек листовок – всего 330 км. Выполнить задание в таких условиях было крайне сложно. Горючего, что называется, берёшь в обрез. Все высчитано до грамма.

Командир корпуса назначил ведущим эскадрильи меня. На взлётной полосе «яки» встали в линию, баки дозаправлялись тут же, самолёты взлетали с места и собирались в группу не над аэродромом, как это было принято, а прямо на маршруте, чтобы не жечь лишнего горючего. Я понимал, что если горючего не хватит, предстоит посадка на фюзеляж. На вопрос Савицкого, кто прежде садился на фюзеляж, ответили положительно лишь трое из восьми лётчиков. Самолёты шли на самом экономном режиме полета, а при подлёте к цели зашли на Инстербург с севера, что сбило с толку вражеских зенитчиков. Затем – пологое пикирование до высоты 500 м, бомбовый удар, штурмовка до последнего снаряда в стволе. И наконец – сброс листовок на выходе из атаки.

На обратном пути седьмым и последним приземлился я. Если первые машины кое-как дотянули до полосы, то мне довелось заходить на посадку поперёк аэродрома. Когда шасси коснулись грунта, мотор уже не работал. Когда же ребята с командиром подъехали на «виллисе» к моему самолёту, я стоял на земле.

– Где восьмое? Сбили?! – с тревогой спросил Савицкий.

– Товарищ генерал! Боевое задание выполнено, – доложил я, – а восьмой сел неподалёку – на вынужденную. Не хватило ему чуток горючего...

Эскадрилья наша выполнила боевое задание. В Восточной Пруссии были сброшены листовки на немецком языке, в которых в том числе сообщалось: «Истребители с красными звёздами – над Инстербургом».

Все это выглядело бы вполне обыденно – рядовая работа, если бы целью не был далёкий от линии фронта, тогда – немецкий город в цитадели фашистского рейха – Восточной Пруссии. Именно последнее обстоятельство и послужило причиной того, что радиостанция имени Коминтерна передала через два часа сообщение о результатах боевого вылети группы капитана А.Д.Осадчиева, Весь мир узнал о том, что восемь советских истребителей бомбили среди бела дня Инстербург, предоставив фашистам возможность узнать о подробностях налёта из сброшенных на город листовок.

Биография предоставлена А.А.Симоновым

    Источники
 Бодрихин Н.Г. Советские асы. М., 1998
 Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Гринько А.И., Улаев Г.Ф. Богатыри земли Воронежской. Воронеж, 1965
 Личное дело
 Московский некрополь Героев. Том 2. – Москва, 2013.
 Советские асы 1941-1945. Автор-составитель М.Ю.Быков. М.: Яуза Эксмо, 2008