Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Шаров Иван Александрович

 
Шаров Иван Александрович
29.08.1911 - 17.02.1943
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 21.04.1943


Шаров Иван Александрович – командир 24-го отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона 351-й стрелковой дивизии 58-й армии Северо-Кавказского фронта, майор.

Родился 29 августа 1911 года в селе Дубовицкое Терновского района Воронежской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 7 классов. Работал в селе, на шахтах Донбасса.

В Красной Армии с 1932 года. Окончил курсы младших лейтенантов в 1938 году. Участник советско-финляндской войны 1939 – 1940 годов. Член ВКП(б) с 1939 года.

На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Прошёл путь от командира взвода, до командира артиллерийского дивизиона. Оборонял Одессу, Севастополь, Кавказ. Дважды ранен и контужен. Особо отличился в ходе зимнего наступления советских войск 1943 года.

Командир 24-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона майор Шаров при отражении контратаки противника у станицы Бриньковская (Приморско-Ахтарский район Краснодарского края) 17 февраля 1943 года с дивизионом уничтожил более 10 танков и значительное количество живой силы. Погиб в этом бою.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Шарову Ивану Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Похоронен в станице Бриньковской, там его именем названа улица и установлен бюст.

Награждён орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями.

За десять лет службы в армии Иван Шаров, кадровый военный, медленно, но неуклонно продвигался по всем ступенькам служебной лестницы — командир взвода, батареи, дивизиона... И весь этот путь был проделан в напряжённой учёбе и боях.

Сначала была Финляндия. Жестокий мороз. «Линия Маннергейма». Командир огневого взвода лейтенант Шаров поддерживал огнём своих орудий прорыв финской обороны на реке Тайпален-йоки.

Великую Отечественную войну Шаров встретил в Одесском военном округе. Участвовал в боях на Днестре. Почти 2 осенних месяца 1941 года его огневой взвод оборонял южный участок Одесского оборонительного рубежа. Вместе с частями отдельной Приморской армии в октябре 1941 года Шаров эвакуировался в Севастополь. В первых же ноябрьских боях был ранен. Лечился в военном госпитале, разместившимся в Инкерманских катакомбах.

После излечения в январе 1942 года старший лейтенант Шаров был назначен командиром артиллерийской батареи. Батарея находилась на южном скате Сапун-горы и обороняла дорогу в Севастополь со стороны Балаклавского залива. Много фашистов полегло от её огня. Особенно во время второго генерального штурма немецкими войсками Севастополя в марте-апреле 1942 года. Шаров умело руководил огнём батареи. Ни одно подразделение врага не прошло по этой дороге к городу. За отличие в этих боях Шаров был награждён орденом Красного Знамени и получил очередное звание капитана.

В июне 1942 года гитлеровцы, воспользовавшись захватом Керчи и другими неудачами советских войск, перешли в третье решающее наступление на черноморскую твердыню. В одном из боёв в середине июня погиб командир артиллерийского дивизиона, и Шаров был назначен на его место. 3 дня командовал он дивизионом, но при отражении очередной танковой атаки получил тяжёлое ранение и был эвакуирован на Северный Кавказ. При эвакуации на советский пароход с красным крестом, на котором в числе раненых был капитан Шаров, было совершено нападение фашистских самолётов. Несколько бомб упало на палубу. Но раненый корабль спасли советские истребители, вступившие в бой и отогнавшие фашистских бомбардировщиков.

После выхода из Сухумского госпиталя в сентябре 1942 года капитан Шаров был назначен командиром 24-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 37-й армии Закавказского фронта, который держал оборону одного из ущелий Главного Кавказского хребта на территории Кабардино-Балкарии. 26 октября 1942 года фашистам удалось прорвать нашу оборону и устремиться в направлении города Орджоникидзе (Владикавказ).

30 октября 1942 года немецкие танки, преследуя отходящие части 37-й армии, подошли к Скалистым горам. Здесь на их пути у входа в ущелье стали батареи 24-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 351-й стрелковой дивизии. Атаке противника предшествовали удары его авиации. После этого в атаку двинулись танки и мотопехота. Шаров дал указание батареям не обнаруживать себя, а открывать огонь только по тяжёлым и средним танкам. Когда стальные машины начали «лезть» в брешь, пробитую авиацией, артиллеристы открыли огонь. Начался неравный бой. Вскоре 3 танка уже горело факелами. Но и батареи понесли потери, особенно 1-я.

Чтобы в какой-то мере компенсировать урон, понесённый от вражеского огня, и закрыть образовавшуюся в боевом порядке брешь, Шаров приказал взводу управления, вооружившись противотанковыми гранатами и ружьями, выдвинуться вперёд и прикрыть правый фланг 1-й батареи.

Немецкие танки, устремившись на первую батарею, не ожидали, что их встретят огнём противотанковых ружей и гранатами. За это они поплатились 2 танками. Но остальные, взяв в «клещи» всё то, что осталось от 1-й батареи и взвода управления дивизиона, стали прорываться в глубину обороны. 2-я батарея с трудом сдерживала натиск противника с фронта. Но Шаров нашёл возможность в этот, момент перенацелить её 2 орудия на танки, прорвавшиеся через позиции 1-й батареи. В это время вступили в действие и орудия 3-й батареи. Противник, потеряв ещё несколько танков и чувствуя, что и вторая атака захлёбывается, вызвал к полю боя новую большую группу самолётов.

При этом авиационном налёте Шаров был контужен. Он уже не видел ничего, но почувствовал, что подавить оборону немцам не удалось. Отдельные танки, прорвавшиеся непосредственно к входу в ущелье, лишившись манёвра, стали лёгкой добычей наших стрелков-истребителей танков. Остальные повернули назад...

Снова госпиталь. Теперь уже в городе Махачкала. В 20-х числах декабря 1942 года майор Шаров вернулся в свой дивизион. Впереди был 1943 год, год полного изгнания гитлеровцев с Кавказа.

Сдержав в ожесточённых оборонительных боях натиск гитлеровских дивизий, советские войска сами в январе 1943 года перешли в наступление. Под мощными ударами противник всё дальше откатывался на северо-запад, к Азовскому морю. Наступательный прорыв был настолько высок, что дивизион, действовавший в составе передового отряда дивизии, несмотря на тяжелейшие условия бездорожья и распутицы, обогнал стрелковые подразделения и, вырвавшись вперёд, 17 февраля 1943 года первым вошёл в станицу Бриньковскую. Майор Шаров решил выйти на южную окраину станицы и там, на выгодном рубеже, развернуть дивизион в боевой порядок.

Но в это время с юга пошла в атаку большая группа фашистских танков, и пришлось принимать бой в самой станице. Вслед за танками на транспортёрах двигались автоматчики. Завязалась жестокая схватка. В бой вступили не только орудийные расчёты, но и все другие подразделения. Вооружившись гранатами, ручными пулемётами и автоматами, они создали прикрытие огневых позиций от автоматчиков противника. Шаров со своими управленцами расположился в стыке между батареями, что позволяло ему лучше видеть ход боя на основном направлении и активно управлять действиями батарей.

Несмотря на большие потери, противник упорно лез вперёд. Он решил во что бы то ни стало вернуть себе рубеж по реке Бейсуг. Не овладев Бриньковской, гитлеровцы не могли рассчитывать на создание сколько-нибудь устойчивой обороны в дефиле между Азовским морем и лиманом.

Артиллеристы дрались бесстрашно, мужественно. На места павших становились раненые. Орудия продолжали огонь, если из расчёта оставался в живых хоть один человек. Уже 7 танков противника было подбито, а несколько десятков автоматчиков усеяли своими трупами улицы и огороды станицы. Но противник не прекращал своих атак. Батареи истекали кровью, одно за другим выходили из строя орудия, но бой продолжался. На помощь рассчитывать не приходилось. Ближайшие части дивизии находились от них на удалении 75 км.

Шаров всё ещё надеялся на то, что передовой отряд дивизии подойдёт до того, как наступит трагическая развязка. Главное же теперь выиграть время, максимально обескровить противника и тем облегчить последующую задачу передового отряда по удержанию выгодного рубежа, захваченного его дивизионом.

Огонь батарей заметно слабел. За соседними домами уже лязгали гусеницы фашистских танков, всё ближе раздавались автоматные очереди. Вдруг Шаров заметил, что у крайней слева хаты остановился фашистский танк, и бросился вперёд. Прикрываясь изгородью, он подобрался к самому танку и в тот самый момент, когда из люка высунулась голова гитлеровца, метнул гранату. Взрывом гранаты был уничтожен экипаж танка. Но и сам Шаров был тяжело ранен.

Захватив едва живого майора, гитлеровские палачи долго мучили его на глазах жителей станицы. Затем, выместив на нём всю свою звериную злобу, застрелили.

Верный сын Родины майор Шаров проявил в боях с фашистами огромную волю к победе и беспримерное мужество. Он пал на поле боя, как Герой…

Биография предоставлена Валерием Воробьевым (1964-2013)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Семёнников А.А., Шаталова Л.В. Панинский район. Энциклопедия в лицах. Воронеж, 2014