Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Тихомиров Иван Васильевич

 
Тихомиров Иван Васильевич
07.02.1909 - 24.07.1944
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 22.07.1944


Тихомиров Иван Васильевич - командир эскадрильи 51-го минно-торпедного авиационного полка (8-я минно-торпедная авиационная дивизия, ВВС Балтийского флота), капитан.

Родился 7 февраля 1909 года в селе Борки ныне Конаковского района Тверской области в семье служащего. Русский. В 1930 году окончил Ленинградский речной техникум. Работал бакенщиком на Волге.

В 1932 году был призван в Красную Армию и по комсомольской путевке направлен в летную школу. В 1933 окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, в 1935 году - Ейскую военную школу морских летчиков. Служил в авиации Черноморского флота, затем на Тихом океане. С первых дней войны стремился на фронт, но только в конце 1943 года его очередной рапорт был удовлетворен.

В боях Великой Отечественной войны с декабря 1943 года. С июня 1944 года воевал в составе 51-го минно-торпедного авиационного полка в должности командира эскадрильи, освоил американский самолет A-20G «Boston». За короткое время совершил 9 боевых вылетов на бомбардировку скоплений войск противника.

20-21 июня 1944 года 2-я эскадрилья капитана Тихомирова участвовала в уникальной операции – разрушении плотины ГЭС на реке Свирь силами морской авиации. Все два дня летчики без передышки делали один боевой вылет за другим, нанося удары по плотине. Только 21 июня десять бомб попали в цель, и плотина была разрушена по длине до 35 метров. Река Свирь вошла в нормальное русло. К исходу дня 21 июня войска 7-й армии Карельского фронта прорвали вражескую оборону и захватили несколько плацдармов на правом берегу реки Свирь. Путь для наступления советских войск был расчищен.

За период с 19 июня по 16 июля 1944 года эскадрилья капитана Тихомирова произвела 52 боевых вылета. Кроме разрушения плотины на реке Свирь, летчики эскадрильи потопили четыре транспорта, эскадренный миноносец и тральщик, разрушили военный завод и большое количество железнодорожных вагонов.

16 июля 1944 года капитан Тихомиров с эскадрильей участвовал в операции по потоплению вражеского броненосца береговой обороны «Ниобе» на военно-морской базе Котка. Экипаж Тихомирова наносил удар по стоящему рядом с броненосцем транспорту водоизмещением 6000 тонн. В результате взрыва двух тысячекилограммовых бомб транспорт разломился пополам и сразу же затонул.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками капитану Тихомирову Ивану Васильевичу присвоено звание Героя Советского.

24 июля 1944 года капитан Тихомиров погиб при постановке мин в военно-морской базе Мемель (Клайпеда), не успев получить высокую награду. Экипажи, которые в это же время ставили мины, видели в воздухе большой силы взрыв, причина которого неизвестна. Может быть в самолет попал снаряд или вражеская пуля пробила бензобак.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени.

Его именем названы улицы в поселке Селижарово Тверской области и городе Калининграде, имя Героя присвоено теплоходу.

Свирская ГЭС находилась в руках противника и это значительно усложняло наступательные действия наших войск. Мощные оборонительные сооружения фашистов выше гидроэлектростанции дополнялись естественным препятствием — скоплением массы воды на реке Свирь, местами шириной более километра. Не исключалась возможность затопления позиций наших наземных войск ниже плотины. Чтобы ликвидировать эту опасность и облегчить наступление наших войск, требовалось спустить воду из водохранилища, для чего нужно было либо открыть шлюзы, либо взорвать плотину. Но поскольку ГЭС находилась у фашистов и шлюзы открыть нельзя, оставался единственный выход — разрушить плотину. Она представляла собой железобетонную стену, длиной около 300 и шириной 13 метров. В левой ее части находился шандор длиной 35 метров.

— Следует учесть, — говорил начальник штаба, — что уровень воды в водохранилище ниже верхнего края плотины на 1,5 — 2 метра. Наибольшая глубина водоема — до 15 метров. Самым уязвимым местом является шандор, он и намечен для разрушения.

На совещании у командующего флотом специалисты высказали различные мнения относительно сил и средств, необходимых для выполнения боевой задачи, но в конце концов все свелось к одному: разрушить плотину можно только торпедным ударом, постановкой плавающих мин и, наконец, топмачтовым бомбометанием, при котором достигается наибольшая вероятность попадания.

— Нам, — продолжал начальник штаба, — приказано выделить восемь топмачтовиков. Они будут взаимодействовать с пятеркой торпедоносцев и миноносцев. Выполнение задания назначено на 20 — 21 июня 1944 года. Первыми с наступлением рассвета наносят удар торпедоносцы, а затем — топмачтовики. Последними сбрасывают плавающие мины миноносцы.

— Кто из наших будет участвовать? — спросил штурман полка.

— Хотели об этом с вами посоветоваться, — ответил командир полка.

— Думаю, что надо это поручить эскадрилье капитана Тихомирова, — предложил майор Добрицкий.

Все согласились с замполитом. Выбор пал не случайно. До войны Иван Васильевич Тихомиров жил в Ленинграде. Он любил в нем каждый уголок, каждый камушек, а воевать пришлось на других фронтах. Долго и настойчиво просил командование перевести в ряды защитников Ленинграда. Наконец, просьбу удовлетворили — его направили в 51-й минно-торпедный полк.

За короткое время пребывания в полку капитан завоевал всеобщее уважение к себе. Его авторитет основывался на высоком летном мастерстве, глубокой человечности, строгой, но справедливой требовательности. Подчиненные верили ему, а в этом залог того, что в бою они выполнят любой приказ командира, пойдут за ним на любое испытание.

На какую-то минуту все замолчали. Нарушил тишину майор Пономаренко. Он сказал:

— Тихомиров — опытный, смелый летчик и умелый руководитель. Но и задание дано сложное и ответственное. Для многих из экипажей это первое суровое испытание. Выдержат ли они? Думаю, что выдержат. Тут многое и от нас зависит.



Медленно тянулось время. Но вот и сигнальная ракета. Стрелки на циферблате показывали 9 часов 40 минут, когда первая пара топмачтовиков поднялась в воздух. Ведущим шел капитан Тихомиров. Обязанности штурмана у него выполнял капитан Н. И. Савинов, а стрелка-радиста — старшина М. П. Артамонов. Ведомым у Тихомирова был младший лейтенант Сенюгин. Через заданные интервалы взлетели еще три пары: лейтенанты И. К. Сачко и П. И. Шилкин, старший лейтенант Е. М. Николенко и лейтенант Канторовский, старший лейтенант Н. Ф. Филимонов и лейтенант Б. И. Семенов.

— По маршруту шли, едва не касаясь верхушек сосен, — рассказывал потом Тихомиров. — Это требовало максимального внимания. У меня же в голове была одна мысль: не опоздать с разворотом... То и дело спрашиваю у штурмана, а он уверенно отвечает: «Все нормально!» Волнуюсь, хотя понимаю, что напрасно — Николай Иванович Савинов один из лучших специалистов полка. Волновало и то, как будут действовать экипажи над целью. Правда, еще во время тренировки договорились: перед выходом на объект ведомые каждой пары по команде ведущих увеличивают интервал до двухсот метров и тем самым обеспечивают обоим самолетам свободу противозенитного маневра и прицеливания. Время пребывания на боевом курсе минимальное — три-пять секунд. Заход — со стороны водоема по течению. Сбрасывание бомб — залповое.

...Моторы работают на полную мощность. Скорость максимальная. Голову сверлит одна мысль — только бы не промахнуться, только бы все бомбы уложить в цель.

— И вот уже видна плотина, — подключается к разговору возбужденный лейтенант И. К. Сачко. — Ловлю ее на перекрестие прицела, нажимаю на рычаг сбрасывания и все бомбы сразу отделяются от самолета. При первом ударе о воду из-за небольшого превышения плотины над уровнем реки часть пятисоткилограммовых бомб, делая «барс», перелетела через плотину, а бомбы в тысячу килограммов, делая «барс», ударялись в шандор и падали на дно, под основание плотины, где через установленное время взрывались. Фугасные 250-килограммовые рикошетом уходили под стену плотины, после чего следовал взрыв.

— Ура-а-а! — невольно вырвалось у старшины М. П. Артамонова, увидевшего водяные столбы у плотины, а таких взрывов потом было много.

В результате удара первой восьмерки бомбардировщиков была подорвана часть шандора, уровень воды через три часа заметно снизился. При выходе из атаки летчик старший лейтенант Е. М. Николенко огнем из крупнокалиберных пулеметов рассеял группу фашистских солдат, а стрелки-радисты обстреляли зенитные точки. Все наши самолеты подверглись артиллерийскому и пулеметному обстрелу, но только два получили пулевые пробоины, остальные повреждений не имели. На аэродром все экипажи возвратились благополучно и были готовы совершить повторный вылет.

— Твердый орешек! Попаданий много, а внешний вид плотины не изменился, — делились впечатлениями между собой летчики.

Первый успех вселил в людей уверенность и теперь уже никто не сомневался, что задание особой важности будет выполнено.

Второй удар по правому отсеку шандора произвела четверка топмачтовиков. Отмечено прямое попадание в цель тысячекилограммовой бомбы и четырех фугасных 250-килограммовых. В результате правый отсек шандора был полностью разрушен. Враг вел ожесточенный огонь, но наши летчики действовали исключительно умело и дерзко. Третий удар эскадрилья нанесла по левому отсеку шандора, сбросив такое же количество бомб как и во втором налете. По наблюдениям экипажей все бомбы попали в плотину.

Целый день наши летчики без передышки делали один боевой вылет за другим, продолжая наносить удары по плотине. Не успевал самолет приземлиться, как его тут же заправляли горючим, подвешивали бомбы, делали беглый осмотр.

Утром 21 июня могучий грохот бомбоударов топмачтовиков И. В. Тихомирова вновь потряс карельские леса. Первыми взлетели летчики Е. М. Николенко и Б. И. Семенов, а за ними ушла в воздух вторая пара — летчики Н. Ф. Филимонов и Сенюгин. Их сменили экипажи И. В. Тихомирова и Канторовского, И. К. Сачко и П. И. Шилкина. Немногим более часа восемь самолетов парами, через неравные промежутки времени поражали плотину. Десять бомб попали в цель и она была разрушена по длине до 35 метров. Река Свирь вошла в нормальное русло.

В тот же день начала громить врага наша артиллерия и пошла в атаку пехота. К исходу дня 21 июня войска 7-й армии Карельского фронта прорвали вражескую оборону и захватили несколько плацдармов на правом берегу реки Свирь. Путь для наступления советских войск был расчищен.

Враг не ожидал подобного рода операции и не сумел должным образом организовать защиту весьма важного для себя объекта. Примененный способ топмачтового бомбометания показал высокую эффективность и большую вероятность попаданий, равную 60 процентам (сброшено 66 бомб, прямых попаданий — 39).

По книге Орленко И. Ф. Мы — «Таллинские»
с сайта «Архив 51-минно-торпедного авиапока»

Биографию подготовил Сергей Каргапольцев

    Источники
 Буров А.В. Твои Герои, Ленинград. 2-е изд., доп. Л.: Лениздат, 1970
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Долгов И.А. Золотые звёзды калининцев. Кн. 1. - М.: Московский рабочий, 1983
 Орленко И. Ф. Мы - "Таллинские". - Таллин: Ээсти раамат, 1982.
Подводная археология   Т