Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Харьковский Пётр Фёдорович

 
Харьковский Пётр Фёдорович
10.08.1923 - 16.12.1998
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 17.10.1943 Медаль № 2766

    Памятники
  Надгробный памятник


Харьковский Пётр Фёдорович – старший разведчик-наблюдатель батареи 1-й гвардейской пушечной артиллерийской бригады 1-й гвардейской артиллерийской дивизии 60-й армии Центрального фронта, гвардии сержант.

Родился 10 августа 1923 года в селе Молчановка ныне Николаевского района Волгоградской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 7 классов и школу ФЗУ. Работал котельщиком в Астрахани.

В Красной Армии с 1942 года. Окончил курсы артиллерийской подготовки.

Участник Великой Отечественной войны с сентября 1942 года в должности разведчика-наблюдателя 7-й батареи 1-й (с марта 1943 года – 1-й гвардейской) артиллерийской дивизии. Воевал на Юго-Западном, Донском и Центральном фронтах. Участвовал в Сталинградской битве, боях на Курской дуге, освобождении Левобережной Украины. Отличился в боях на плацдарме после форсирования Днепра.

В период с 26 сентября по 4 октября 1943 года, находясь в расположении противника в районе села Страхолесье (Чернобыльский район Киевской области, Украина), выявил расположение артиллерийской батареи и крупной группировки войск противника и передал их координаты на командный пункт бригады. По целеуказаниям разведчиков батарея была уничтожена.

За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года гвардии сержанту Харьковскому Петру Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2766).

На завершающем этапе войны в составе 1-го Украинского фронта участвовал в освобождении Польши, Берлинской и Пражской наступательных операциях.

В 1945 году старший сержант П.Ф.Xарьковский демобилизован. В 1947 году окончил Коломенский сельскохозяйственный техникум. Работал агрономом, директором и управляющим совхоза, начальником отдела Подольского дорожного участка. Жил в городе Климовск Московской области. Умер 16 декабря 1998 года. Похоронен на Сергеевском кладбище в Климовске.

Награждён орденами Ленина (17.10.43), Отечественной войны 1-й степени (11.03.85), Красной Звезды (05.10.43), Славы 3-й степени, медалями.

На здании Молчановской школы, носящей имя Героя, установлена мемориальная доска.

Из книги А.К.Гордиенко «Днепровские были» (М.: Воениздат, 1967):

Гвардейская пушечная артиллерийская бригада 1-й гвардейской артиллерийской Краснознамённой Глуховской дивизии Резерва Главного Командования, в которой Пётр Харьковский был старшим разведчиком, приближалась к берегам Днепра. Передовые части 17-го гвардейского стрелкового корпуса к этому времени уже форсировали Днепр в междуречье Тетерев – Уж и вели тяжёлые бои за удержание и расширение плацдарма.

Командир батареи гвардии капитан Лоза выстроил разведчиков, объяснил обстановку. Получен приказ: огнём дальнобойных орудий поддержать действия стрелкового полка, который вёл неравный бой с танками противника. Деревья на правом берегу Днепра мешают наблюдению. Нужен смельчак, который пошёл бы не просто на правый берег реки, но пробрался бы в самое расположение противника и оттуда корректировал огонь бригады.

– Кто пойдёт добровольно?

Вперёд вышел Харьковский.

В сумерках разведчик пересёк Днепр. Немцы, заметив малейшее движение на реке, начинали сильный обстрел. Выросшему на Волге Петру пришлось приложить всё своё искусство, чтобы, лавируя среди разрывов, достичь противоположного берега. Здесь его встретил командир полка, познакомил с обстановкой, наметил место для перехода в тыл врага.

Главные силы немцев концентрировались в лесу и населённом пункте Страхолесье. Сюда и пополз Харьковский, прикрываясь мраком ночи. Пробирался долго, осторожно, стараясь не задеть ветку, не щёлкнуть сухой палочкой. Он напряжённо всматривался в темень, весь превращался в слух и к полуночи оказался за линией фронта, именно там, где скапливались крупные силы врага, готовившегося утром начать новое контрнаступление. Харьковский зашёл в крайний домик с выбитыми окнами. Никого нет. Приставил к стенке подвернувшуюся доску, по ней залез на чердак. Осмотрел его и начал проделывать ножом в Камышевой крыше окна для наблюдения в трёх направлениях…

…Там, где гудели моторы и громыхали машины, теперь хорошо просматривалось шоссе. По нему в оба конца непрерывно сновали грузовики. Проследил, куда шли машины с грузами и ахнул: в балке стояла масса орудий – шесть батарей. Огневые позиции артиллерии уходили по низине куда-то дальше, за кусты, к лесу. Разведчик нанёс цели на карту, сообщил на командный пункт и снова стал наблюдать. У обочины дороги, ведущей на Домантову, увидел танки. Они стояли рядами, замаскированные набросанными зелёными ветвями. Харьковский попытался сосчитать машины. Мешали кустарники и маскировка. На помощь пришли сами танкисты, неизвестно откуда появившиеся. Они быстро сняли маскировку, начали прогревать моторы.

35 танков насчитал советский разведчик. Он лихорадочно шептал в микрофон:

– Огонь сейчас же, немедленно. Иначе уйдут. Уже завели моторы.

Вот он, характерный хлопок. Перелёт. На мгновение взглянул, что происходит у вражеских батарей, и невольно задержался. Рядом с орудиями стояла автоколонна грузовиков, с которых снимали ящики со снарядами. Ящики подтаскивали ближе к орудиям. Это говорило за то, что скоро начнётся артподготовка по нашим позициям. А микрофон уже торопил. Разведчик сделал поправку и стал наблюдать. Следующий снаряд разорвался как раз над танками.

– Огонь! – скомандовал Харьковский. А когда упали первые снаряды, сообщил: – Цель накрыта! Всеми орудиями – огонь!

Возле вражеских танков забегали танкисты. Некоторые машины начали двигаться. И вдруг за Днепром раздался залп. На том месте, где стояли танки закрутился огненный смерч.

Огонь наших орудий по танкам продолжался. А Харьковскому приказали наблюдать разрывы бризантных снарядов у второй цели – огневых позиций вражеских батарей. И снова характерный хлопок, затем ещё один. Харьковскиё сделал поправку. У огневых позиций врага повторилась та же картина: забегали немцы, как муравьи у разворошенного муравейника.

Огонь наших тяжёлых орудий был исключительно точным и массированным. Там, где разрывались снаряды, разведчик наблюдал выбрасываемые вверх части человеческих тел, колёса, орудийные щиты и даже стволы, непонятной формы обломки, каски, сапоги.

Разведчик посмотрел на дорогу и удивился: дорога пустая. Он поискал их глазами и кое-кого увидел в кюветах у дороги, под забором у сарая на противоположной стороне.

Харьковский спустился вниз и смело пошёл по селу. Немцы его видели. На Харьковском немецкий маскхалат, и гитлеровцы принимали его за своего, пальцами показывали на лбы, - дескать, тронулся, ненормальный, не прячется…

Харьковский выбрался на окраину села. Там он осмотрел огневые позиции, ещё не затронутые огнём наших батарей и миномётов, стоянки автотранспорта, штабы, места сосредоточения пехоты. По мере обнаружения целей тут же передавал данные командиру. Тот немедленно открывал огонь, Харьковский делал поправки и шёл дальше.

Рядом, за рекой Уж, нарастала ураганная ружейно-пулемётная стрельба. Туда же передвигались немецкие войска. Разведчик понял: враг переносит свой главный удар на правый фланг 13-й армии, которую поддерживали артиллеристы гвардейской дивизии. Переговорив по радио с командиром, Харьковский направился в расположение наших войск и оттуда корректировал огонь своих тяжёлых орудий.

Ночью Харьковский снова проник в тылы врага. Ему было приказано искать места сосредоточения вражеских машин. Разведчик шёл по местам переполненным немцами. Разведав что-либо, он немедленно вызывал свой командный пункт, сообщал данные и шёл дальше.

Наконец ему удалось обнаружить большое скопление танков и бронетранспортёров врага. Он всё высмотрел, обследовал, облазил, передал сведения на командный пункт и стал ждать орудийного налёта. На левом берегу молчали и на тревожные вопросы Харьковского отвечали односложно и непонятно: следи за танками, жди. И он ждал. А орудия молчали.

И вдруг всё явственнее стал нарастать мощный гул авиационных моторов. Над головой разведчика прошло несколько групп краснозвёздных штурмовиков Ил-2, тех самых, которых немцы окрестили «чёрной смертью», а в артиллерийской части Харьковского называли «воздушными танками». Самолёты шли на малой высоте, но вражеские зенитки молчали. Они открыли огонь только тогда, когда штурмовики начали разгружаться: враг боялся обнаружить себя.

Разведчик не знал, что штурмовики выполняли именно его заявку. Он радовался и всё, что видел, передавал по радио. Ему ответили благодарностью, сообщили, что представляют к высокому званию Героя Советского Союза, приказали соединиться с пехотинцами и корректировать огонь бригады по контратакующим войскам врага.

Вскоре Петра встретили разведчики 6-й гвардейской стрелковой дивизии. Вместе с ними он выдвигался в наиболее опасные места и вызывал огонь своих орудий. В стрелковом корпусе ему сообщили, что на том месте, где по его заявке работали штурмовики, гитлеровцы оставили свыше 30 сгоревших или изуродованных танков, много иной техники и сотни трупов солдат.

В боях на Днепре П.Ф.Харьковский был дважды ранен.

Биография предоставлена В.В.Примаченко

    Источники
 Волгоградцы - Герои Советского Союза. Волгоград, 1968
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Гордиенко А.К. Днепровские были. М.: Воениздат, 1967