Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Пасько Евдокия Борисовна

 
Пасько Евдокия Борисовна
30.12.1919 - 27.01.2017
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 26.10.1944 Медаль № 4499


Пасько Евдокия Борисовна - штурман эскадрильи 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка 325-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии 4-й воздушной армии 2-го Белорусского фронта, гвардии старший лейтенант.

Родилась 30 декабря 1919 года в селе Липенка ныне Джеты-Огузского района Иссык-Кульской области Киргизии в семье крестьянина. Украинка. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года. В 1938 году окончила среднюю школу, затем 3 курса механико-математического факультета Московского государственного университета.

В октябре 1941 года с четвертого курса университета добровольцем ушла в Красную Армию. Окончила ускоренный штурманский курс в Энгельской авиационной школе.

На фронтах Великой Отечественной войны с мая 1942 года. Принимала участие в самых ожесточённых и кровопролитных боях на Кавказе, на «Голубой линии», при форсировании Керченского пролива, при штурме и освобождении Севастополя, в Белоруссии, в Польше, при прорыве обороны противника на реке Одер и в ходе Берлинской операции.

К сентябрю 1944 года гвардии старший лейтенант Пасько Е.Б. совершила 780 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов и живой силы и техники противника.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" Пасько Евдокии Борисовне присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года.

С 1945 года старший лейтенант Пасько Е.Б. — в отставке. Завершила учёбу на механико-математическом факультете Московского государственного университета. Работала старшим преподавателем Московского высшего технического училища.

Жила в городе-герое Москве. Умерла 27 января 2017 года.

Награждена орденом Ленина, Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Дружбы народов, 2 орденами Красной Звезды, медалями.

Из воспоминаний Евдокии Пасько

Осень сорок первого года. Приближалась одна из величайших битв Великой Отечественной войны — битва за Москву. Именно в это время, 8 октября 1941 года, вышел призыв ЦК ВЛКСМ о добровольном уходе на фронт девушек-комсомолок.

Я тогда училась на 4-м курсе механико-математического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Поступить в МГУ в те годы было очень трудно (ведь конкурс был огромный и серьезный, тем более для меня, уроженки села Липенка в горной Киргизии), но мы, не задумываясь, оставили университет, отложили на «потом» всю нашу мирную жизнь.

С нашего факультета на призыв откликнулись девять студенток третьего и четвертого курсов. Впоследствии пятерым из нашей девятки — Руфине Гашевой, Тоне Зубковой, Жене Рудневой, Кате Рябовой и мне — было присвоено звание Героя Советского Союза. Женя Руднева и Надя Комогорцева погибли, а Леля Радчикова была дважды ранена.

Перед уходом на фронт Тоня Зубкова, Женя Руднева и я решили зайти в деканат механико-математического факультета. В тот момент там находился всего один человек — Иван Георгиевич Петровский, будущий академик и ректор МГУ. Он словно ждал нас, добровольцев, чтобы благословить на ратный путь.

13 октября мы с вещмешками за спиной прибыли в ЦК ВЛКСМ, а оттуда — на сборный пункт, который располагался в одном из зданий Академии имени Н. Е. Жуковского, Здесь мы увидели хорошо знакомую нам по портретам красивую, гладко причесанную женщину — Героя Советского Союза Марину Mихаиловну Раскову и сразу поняли, что нас направляют в авиацию. 17 октября 1941 года формируемая М. М. Расковой авиачасть, выехала в г.Энгельс для обучения летному делу в военно-авиацит онной школе. Все студентки механико-математического факультета были зачислены в штурманскую группу.

Тут же, в Энгельсе, были созданы три полка: истребительный полк, полк дневных пикирующих бомбардировщиков и наш 588-й полк легких ночных бомбардировщиков У-2 (учебный позже в честь своего конструктора Поликарпова переименованный в По-2. Командиром нашего полка была назначена Евдокия Давыдовна Бершанская, комиссаром — Евдокия Яковлевна Рачкевич, инженером полка — Софья Ивановна Озеркова.

Рассчитанную на три года программу военно-авиационной школы мы «пробежали» за восемь месяцев, и в мае 1942 года наш полк вылетел в Донбасс, на Южный фронт. Женский 588-й полк вошел в состав 218-й авиадивизии 4-й Воздушной армии. Имений здесь, в Донбассе, мы и совершили свои первые боевые вылеты.

28 июня 1942 года противник перешел в наступление на юго-западном направлении. Начался горький период нашего отступления. Полк мужественно переносил все тяготы и невзгоды, и, отступая, мы не прекращали боевой работы. Наш командир Евдокия Давыдовна Бершанская, воспитанница детского дома, еще до войны стала знаменитой летчицей. На фронте она показала себя замечательным командиром. Евдокия Давыдовна хорошо разбиралась в обстановке, и когда нарушалась связь с дивизией и армией, она сама решала вопросы безопасности, снабжения, эвакуации, разведки. Вот лишь один пример. Во время отступления батальон аэродромного обслуживания не всегда успевал подвозить для нас бомбы и горючее, и по решению командира полка мы caми выполняли эту работу: днем на своих самолетах везли горючее и бомбы на восток, а ночью летали на запад и сбрасывали эти бомбы на врага. Нелегкая это была работа для хрупких девчонок - подвешивать двадцатипятикилограммовые, а то и пятидесятикилограммовые бомбочки к своим самолетам.

Полк принимал участие в самых ожесточенных и кровопролитных боях на Кавказе, на «Голубой линии», при форсировании Керченского пролива, при штурме и освобождении Севастополя, в Белоруссии, в Польше, при прорыве обороны противника на реке Одер и в ходе завершающей Берлинской операции. За активное участие в освобождении Родины от фашистских захватчиков полк получил 8 благодарностей от Верховного Главнокомандующего.

...С Донбасса мы отступали до станицы Ассиновской. Враг рвался к кавказской нефти (из-за нее и сегодня неспокойно на Кавказе). Основные бои проходили на Тереке, в районе Орджоникидзе и Моздока. Наш полк посылали на выполнение самых сложных задач, и мы летали до полного физического изнеможения. Были случаи, когда летчицы от усталости не могли выйти из кабины, и им приходилось помогать. За ночь экипажи совершали по 5—6 боевых вылетов, причем работать над целью приходилось и в кинжальных лучах немецких прожекторов, при сильном артобстреле.

За активную и успешную боевую работу по освобождению Северного Кавказа 588-й полк был переименован в 46-й гвардейский женский ночной бомбардировочный авиаполк.

В январе 1943 года была прорвана оборона противника на Тереке. Началось наступление наших войск на запад. После боев на Северном Кавказе полк принимал участие в прорыве «Голубой-линии». Так назывался сильно укрепленный вражеский оборонительный рубеж от Новороссийска до Азовского моря шириной 20 километров. Своим солдатам немецкие офицеры внушали мысль о неприступности «Голубой линии». И она действительно была почти неприступна. Тяжелыми, кровопролитными и продолжительными были бои на этой «Голубой линии». Здесь наш женский полк потерял 15 человек лётного состава; а всего за время войны в полку погибло 33 человека.

Наша боевая работа состояла в том, что мы уничтожали артиллерийские точки противника, прожектора, склады с горючим и боеприпасами, переправы через реки; бомбили вражеские аэродромы. Работы хватало! И требовала она большой точности. Но сейчас мне хотелось бы вспомнить о наших полетах на помощь десантникам Эльтигена.

Это было после прорыва «Голубой линии» и освобождения Таманского полуострова. В ночь на 1 ноября 1943 года наш полк бомбил вражеские артточки и прожектора, расположенные на крымском берегу Керченского пролива. Тем самым мы выполняли свою задачу по обеспечению высадки наших войск в Крыму, которая началась в эту ночь. На рассвете наши экипажи докладывали о сильной перестрелке юго-западнее Керчи в поселке Эльтиген. Это означало, что там высадился наш морской десант. Десантники оказались в плотном кольце окружения. С юга, запада и севера была территория, занятая врагом, а с востока — Керченский пролив, любая точка которого обстреливалась немцами с берега Крыма. По ночам в проливе патрулировали немецкие катера, чтобы помешать нашим катерам подойти к Эльтигену. Немцы делали все, чтобы ликвидировать советский десант. Несколько ночей наш полк летал на уничтожение артточек вокруг Эльтигена. Мы видели, как от вражеских бомб и артобстрела Эльтиген вспыхивал сплошным огнем. Казалось, что и камни там должны расплавиться. Но каждый раз в ответ на огненную атаку наши десантники посылали в сторону врага хоть одну пулеметную очередь: «Мы живы, не сдаемся, мы боремся!» Лётчицы нашего полка первыми стали называть Эльтиген «Огненной землей».

Наступил момент, когда у десантников «Огненной земли» кончились боеприпасы и продукты питания. Оказать им помощь можно было только с воздуха. Эту помощь десантникам начали оказывать штурмовики и дневные бомбардировщики. Но тут как назло погода установилась нелетная, аэродромы штурмовиков и дневных бомбардировщиков закрыло плотным туманом. У командования армией оставалась одна надежда на нас — легких ночных бомбардировщиков По-2. Мы стали летать на «Огненную землю», подвешивая вместо бомб мешки с боеприпасами, продуктами питания, медикаментами. Едва взлетев, самолёт попадал в ночной туман. Хорошо, хоть над Керченским проливом тумана не было и штурман получал возможность ориентироваться визуально. Но над проливом была очень низкая облачность, по которой мы и летели. Самолёты были видны как на экране, и нас начинали обстреливать с немецких катеров, дежуривших в проливе. При подходе к ним мы попадали под сплошной огонь береговой артиллерий. На цель мы заходили со снижением, поскольку мешки надо было сбрасывать с минимально возможной высоты. И вот уже в первом полете мы обнаружили что над целью, благодаря рельефу местности, зенитный огонь буквально бушует, но — над нами. Это обстоятельство позволяло нам спокойнее, а значит, и точнее сбрасывать мешки на огонек — ориентир, которыйг зажигали для нас десантники. А когда огонька не было, девушки кричали: «Полундра, где ты?» После нам рассказывали» что десантники (они и не знали о существования нашего полка) были потрясены, когда слышали с небес девичий голос.

Полёты на Эльтиген были очень тяжелыми: нелетная погода, шквальный зенитный огонь и непозволительно малая высота дли ночи. Эти полеты были и самыми ответственными: от них зависела жизнь наших солдат. Наш экипаж — командир 3-й эскадрильи Смирнова и штурман 3-й эскадрильи Пасько — совершил на «Огненную землю» 12 полетов и сбросил 24 мешка с боеприпасами, продовольствием и медикаментами.

36 дней и ночей отражали атаки превосходящих сил противника десантники Эльтигена. Получив помощь авиации, десантники прорвали блокаду, вышли из окружения и с ожесточенными боями прошли по оккупированной территории на соединение с нашими войсками. В память о беспримерном подвиге и массовом героизме советских десантников поселок Эльтиген был переименован в Героевское.

Война — очень страшная вещь. Притом обоюдоострая — как меч, заточенный с двух сторон, и те, кому не терпится достать меч из ножен самой судьбы, должны хорошо помнить об этом.

    Источники
 Всем смертям назло. – Москва, 2000.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.