Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Харламов Сергей Васильевич

 
Харламов Сергей Васильевич
07.08.1925 - 26.12.1992
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 15.01.1944 Медаль № 3028
Орден Ленина № 16656

    Памятники
  Надгробный памятник


Харламов Сергей Васильевич – телефонист 29-го гвардейского стрелкового полка 12-й гвардейской стрелковой дивизии 61-й армии Центрального фронта, гвардии ефрейтор.

Родился 7 августа 1925 года в селе Каблучки Озёрского района Московской области в семье рабочего. Русский. Член КПСС с 1966 года. Окончил семь классов неполной средней школы. Работал в колхозе.

В январе 1943 года призван в ряды Красной Армии. Окончил школу связистов. В боях Великой Отечественной войны с марта 1943 года. Воевал на Центральном фронте.

В ночь на 29 сентября 1943 года телефонист 29-го гвардейского стрелкового полка гвардии ефрейтор С.В. Xарламов в числе первых переправился через Днепр в районе деревни Глушец Лоевского района Гомельской области и, проложив кабельную линию, поддерживал связь с командиром батальона. За шесть дней боёв на плацдарме ликвидировал 120 повреждений телефонной связи, участвовал в отражении семи контратак противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу гвардии ефрейтору Харламову Сергею Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 3028).

После окончания Великой Отечественной войны продолжил службу в армии. В 1946 году окончил Московское миномётно-артиллерийское училище. С 1954 года старший лейтенант С.В. Xарламов — в запасе.

Работал трактористом в совхозе "Озёры" Озёрского района Московской области. Скончался 26 декабря 1992 года. Похоронен в Озёрах на городском кладбище.

Награжден двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени, медалями.

НЕЗАБЫВАЕМОЕ

На окраине посёлка Любеч на Черниговщине, у крутого спуска к Днепру, в окружении высоких тополей и белых акаций — братская могила. На ней в уровень с деревьями — обелиск, на котором золотыми буквами написаны имена пяти Героев Советского Союза гвардейцев — капитана Н.П. Трубицына, лейтенанта Л.М. Григорьева, лейтенанта Д.А. Кудрявицкого, старшего сержанта А.И. Воронова и младшего сержанта А.К. Опалева.

До 25-летия освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков значилась на обелиске ещё шестая фамилия Героя — гвардии ефрейтора С.В. Харламова. Но к общей радости, он оказался живым. Истину установили энтузиасты неустанного поиска. Тогда же сделали приятную поправку на обелиске. С.В. Харламов в числе многих дорогих гостей прибыл на торжество в Чернигов из Подмосковного совхоза "Озёры". Сергей Васильевич побывал на Днепре, на том самом месте, где он осенью 1943 года, после форсирования широкой реки, дрался с фашистами на плацдарме и, как считалось четверть века после войны, погиб и похоронен в братской могиле в Любече.

Какие же события произошли на плацдарме в конце сентября — начале октября 1943 года?

С утра шёл ожесточённый бой за посёлок Любеч — последний опорный пункт врага на левом берегу Днепра. Чувствуя обречённость, гитлеровцы яростно сопротивлялись. Рота гвардии лейтенанта Кудрявицкого дважды атаковала позиции фашистов, но овладеть северной окраиной посёлка не смогла.

Связист гвардии ефрейтор Харламов, разыскавший и исправивший под ожесточённым миномётным огнём врага обрыв телефонного провода, передал приказ командира батальона в роту о решительной атаке, которая будет поддержана другими ротами батальона.

Наступил вечер. Он в какой-то мере маскировал гвардейцев, прижимавшихся к земле и ползших под огнём фашистов к их окопам. В гитлеровцев полетели гранаты, а вслед за взрывами по команде Кудрявицкого поднялись во весь рост гвардейцы, ворвались в укрепления фашистов. Бой был короткий. Фашисты бежали. Улицы посёлка самой первой захватила рота Кудрявицкого, а среди гвардейцев роты — отделение отважного сержанта Опалева. Много тогда осталось на улицах Любеча трупов солдат в серо-зелёном обмундировании.

С наступлением ночи 26 сентября посёлок был освобождён, подразделения 29-го гвардейского стрелкового полка стали готовиться к форсированию реки, которая в этих местах при ясной погоде просматривалась вверх и вниз на 35-40 километров.

Двое суток шла подготовка. Заместитель командира батальона по политчасти, гвардии капитан Трубицын провёл в ротах открытые партийные собрания, побеседовал с комсомольцами, с беспартийными. На повестке дня стоял один вопрос: задача каждого бойца при форсировании Днепра и затем в бою за Правобережный плацдарм.

Сапёры готовили переправочные средства. Командиры всех степеней проверяли каждого бойца: его готовность, обеспечение оружием и боеприпасами с расчётом на длительные и трудные бои на том берегу.

На рассвете 29 сентября из урочища Змеи на рыбачьих лодках и самодельных плотиках скрытно форсировала Днепр рота гвардии лейтенанта Кудрявицкого. Первым ступило на твёрдую почву отделение гвардии младшего сержанта Опалева.

И в этот момент гитлеровцы, обнаружив десантников, обрушили на них море огня и град свинца.

Но рота Кудрявицкого была готова к такому испытанию, она энергичным и решительным рывком взяла штурмом двухметровую высоту берега и ворвалась в траншею врага, быстро овладела первой линией обороны. Командир роты облюбовал для себя наблюдательный пункт. Связист Харламов провёл через реку к штабу полка телефонный кабель. Десант приготовился к отражению возможных контратак противника.

Контратаки начались в то же утро. Гитлеровцев было в несколько раз больше. Рота встречала их гранатами, а потом отбрасывала штыками. В этих ожесточённых схватках теряли своих товарищей и десантники. Был убит командир одного из взводов, и команду принял на себя младший сержант Опалев. Это случилось 1 октября во время самой яростной контратаки гитлеровцев. На Опалева накинулось семь фашистов. Четырёх из них он скосил из автомата, с остальными схватился врукопашную. Ему удалось ещё одного убить прикладом, другого — сапёрной лопатой, и только последнего не успел — сам был сражён пулей.

Сколько было контратак за двое суток — трудно сказать. Их не считали. К противнику подходили из тыла резервы, и он становился всё сильнее, к роте же Кудрявицкого прибавилась только небольшая группа бойцов, которой под ураганным обстрелом удалось переправиться через Днепр. Бои для десантников становились всё тяжелее.

Наступил третий день боёв. Он оказался самым трудным. Враг прижал гвардейцев к берегу Днепра. Кудрявицкий, уже трижды раненный, поднял поредевшую роту ещё раз в штыковую атаку. Натиск гвардейцев был неотразимым. Гитлеровцы бежали. На их плечах рота ворвалась во вторую линию траншей. Но тут вдруг появились фашистские самолёты. Пришлось залечь. Пока бомбила авиация, к врагу вновь подошли свежие силы. Да ещё с огнемётами. Струи огня сжигали всё живое. Вместе с огнём летели гранаты. От одной из них погиб Кудрявицкий

В течение всех трёх дней боёв десятки раз обрывался кабель через реку. Обрывы быстро находил Харламов — то на берегу, то в воде. Благодаря его мужеству связь с левым берегом почти не прерывалась. Пока работала связь, Харламов рядом с товарищами отражал контратаки гитлеровцев, участвовал в штыковых боях. Был момент, когда несколько фашистов оказались рядом с НП командира, Харламов один бросился на них и троих по очереди заколол штыком.

После гибели Кудрявицкого десантниками стал командовать капитан Трубицын. Переправившиеся через Днепр ещё две роты под командованием командира батальона П.В. Конькова усилили десант, но положение продолжало оставаться крайне тяжёлым. У противника появились танки.

Уже во вторую половину дня снова завязался штыковой бой, на который поднял бойцов Трубицын. Фашисты пытались схватить Трубицына, который был ранен, но продолжал драться, отбиваясь от здоровенных гитлеровцев. Капитан бросил в них последнюю гранату, но в ту же минуту был ранен вторично. Озверевшие фашисты набросились на потерявшего сознание советского офицера и кололи его штыками, уже мёртвого…

В тот же час, устраняя очередной обрыв кабеля, потерял сознание простреленный в обе ноги телефонист Харламов. Как потом выяснилось, его подобрали санитары другой части и переправили на левый берег, а там Харламова немедленно отправили в госпиталь, откуда он через полгода попал в другую часть и воевал до конца войны. В своей же части его посчитали убитым.

Командир одной из рот, прорвавшихся на плацдарм сквозь шквальный огонь на Днепре в разгар сражения на правом берегу, гвардии лейтенант Григорьев принял дерзкое решение атаковать врага на второй линии его обороны, захватить её, овладеть оружием и боеприпасами, чтобы использовать их в дальнейших боях. 5 октября с наступлением темноты он повёл свою роту в атаку.

Гвардейцы ворвались в траншею гитлеровцев. Завязался штыковой бой. Фашисты не выдержали и, бросая оружие, бежали или сдавались в плен.

Но из тыла противника открыли огонь миномёты. Многие Герои этого боя, в том числе командир роты лейтенант Григорьев, пали смертью храбрых.

И всё-таки плацдарм, за который наши гвардейцы боролись несколько дней и ночей, был удержан.

Биография предоставлена Игорем Сердюковым

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Юные герои Витебщины. Минск, 1980