Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Лукашов Николай Николаевич

 
Лукашов Николай Николаевич
12.10.1959 - 17.08.1996
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 17.03.1988 Медаль № 11571

    Памятники
  Надгробный памятник


Лукашов Николай Николаевич - начальник штаба десантно-штурмовой маневренной группы Керкинского пограничного отряда Среднеазиатского пограничного округа, капитан.

Родился 12 октября 1959 в селе Новомосковка Тарского района Омской области в семье рабочего. Русский. В 1977 окончил ГПТУ № 1 города Омска по специальности "оператор станков с числовым программным управлением". Работал по специальности на одном из омских заводов.

В 1977 году был призван в Пограничные войска на срочную службу. Служил на Чукотке стрелком, после окончания школы сержантского состава - командиром отделения на пограничной заставе там же. В 1978 году поступил в Высшее военно-политическое пограничное училище (г.Голицино Московской области), которое успешно окончил в 1982 году. Член КПСС с 1983 года. После училища был направлен в Туркменскую ССР, в Небит-Дагский пограничный отряд на должность заместителя начальника заставы по политической части.

В составе Ограниченного контингента советских войск в Демократической Республике Афганистан с марта 1984 года по апрель 1988 года. Сначала командовал взводом в мотоманевренной группе Термезского пограничного отряда, с апреля 1985 года - начальник штаба десантно-штурмовой маневренной группы (ДШМГ) Керкинского пограничного отряда, с 1987 года - офицер штаба оперативной группы Среднеазиатского пограничного округа в Афганистане.

Участвовал в 23-х крупных боевых столкновениях. Свыше 70-и раз со своими подчинёнными десантировался в места расположения противника.

Начальник штаба ДШМГ Лукашов Н.Н. принимал участие в бою по захвату и уничтожению базового лагеря бандитов в районе населённого пункта Бала-Бакан, представлявшего большую опасность. Лично руководил передовыми подразделениями группы. Смелыми и решительными действиями обеспечил высадку своего подразделения прямо на боевые порядки мятежников. Проявил при этом героизм, мужество и отвагу. В том бою перед маневренной группой под командованием Лукашова стояла следующая задача: захватить базу в течение дня, не дать бандитам уйти и унести с собою хотя бы часть оружия.

Вертолётчики, маскируясь за складками местности, смогли подойти к базе на предельно малой высоте. Однако, едва вертолёты приблизились к точке высадки, по ним заработали вражеские пулемёты. Несмотря на то, что курсовой пулемёт отвечал на огонь, высаживать десант в такой ситуации было невозможно. И тогда командир вертолётчиков, руководивший высадкой, решил садиться… на пулемёты. Бой длился недолго, хотя и охранялась база надёжно, грамотно. Враги просто не ожидали от пограничников столь дерзкого и стремительного десанта…

Но когда основная часть банды была уничтожена, оставшиеся в живых душманы укрылись в пещере. На каждую атаку они отвечали мощным огнём, видимо, решив принять здесь последний бой. Пришлось забросать вход гранатами...

Итогом того боя стал захват пусковой установки с 1060 снарядами к ней, не считая большого количества оружия и боеприпасов.

За мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Республике Афганистан, капитану Лукашову Николаю Николаевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 марта 1988 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 11571).

В 1991 году, после окончания Военной академии имени М.В. Фрунзе, Н.Н. Лукашов направлен в управление войск Дальневосточного пограничного округа на должность офицера отдела охраны границы штаба округа, затем служил заместителем начальника отдела в штабе Бикинского пограничного отряда. В 1992 году назначен начальником отделения Группы российских пограничных войск в Республике Таджикистан, участвовал в боевых действиях в ходе гражданской войны, защищая российские военные объекты и обороняя границу с Афганистаном.

Будучи по состоянию здоровья признанным ограниченно годным к военной службе, с 1995 года преподавал в Голицынском военном институте ФПС России. В 1994 году получил воинское звание "подполковник".

В 1995 году уволен в запас. Вернулся в город Омск, где трудился начальником охраны омского филиала одного из московских банков.

Трагически погиб 17 августа 1996 года в дорожно-транспортном происшествии на одной из автодорог Омской области. Похоронен в Омске на Старо-Северном кладбище.

Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени, медалями.

В 1988 году в селе Камышловское Омской области, при жизни Героя его именем была названа улица. В октябре 2000 года на фасаде школы села Камышловка установлен мемориальный знак.

В 1989 году у Н.Н. Лукашова была украдена медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Биография предоставлена Натальей Плотниковой.

Герой Советского Союза капитан Николай Лукашов («Красная Звезда» от 27 марта 1988 года, корреспондент капитан 3 ранга С. Ищенко):

Солнце долизывало последние сугробы на московских улицах, но холодный ветер еще обжигал лицо. Он шел вдоль Кремлевской стены, и на него то и дело оглядывались прохожие. Было ясно почему: уж больно необычной казалась в морозный весенний день его внешность. Темно-коричневый загар, какой в июле недостижим для многих, побывавших на сочинских, к примеру, пляжах, добела выгоревшие пшеничные усы, прищур серых неулыбчивых глаз, придающий лицу подчеркнуто суровый вид. В довершение всего — парадная шинель и фуражка.

Как бы выросло любопытство встречных, когда скинул бы двадцативосьмилетний капитан Николай Лукашов свою шинель. И тогда бы все увидели орден Красного Знамени, орден Красной Звезды, орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» 3-й степени и медаль «За боевые заслуги». Много для офицера, лишь пять с половиной лет назад надевшего лейтенантские погоны! Но на его груди нет еще главных наград. Они скоро будут вручены Герою Советского Союза Николаю Лукашову — медаль «Золотая Звезда» и орден Ленина.

К югу от Пянджа.

События в Афганистане... В наши дома отзвуки их приходили по-разному. К кому-то известием, что сын уехал выполнять интернациональный долг, к кому-то рассказом о подвиге наших солдат и офицеров на той многострадальной земле. Год назад мы имели возможность с особой остротой почувствовать, как все, что происходит в Афганистане, близко нам. Со страниц газет и телевизионных экранов каждого больно ударило похожее на выстрел слово «Пяндж». Тогда в марте 1987 года, банда душманов обстреляла советский городок с таким названием, перешла границу и напала на наш пограничный наряд. Пролилась кровь.

Теперь знаю — пытались душманы организовать такое нападение не раз. И до событий в Пяндже, и после них...

Из представления к званию Героя Советского Союза на начальника штаба подразделения капитана Н. Лукашова: «Службу начинал в пограничных войсках в 1977 году. В 1982 году окончил военно-политическое училище. В оказании интернациональной помощи Республике Афганистан участвует с апреля 1985 года. Зарекомендовал себя смелым, решительным офицером». О своей службе в Афганистане Лукашов рассказывает короткими фразами. Вдруг замолкает, глядя куда-то вверх, где среди голых веток крикливо суетятся птицы. И совсем другим голосом произносит:

— Весна... Жаль, снега нет.

И сразу становится понятным, как соскучился он, коренной сибиряк, по настоящему снежку и морозцу под афганским солнцепеком. Ему бы сейчас в родную Новую Московку, что затерялась среди метровых сугробов в Омской области. Вместе с отцом, колхозным механизатором, посидеть в жарко натопленном доме. Да где уж... Давно уехал он из родительского дома на срочную службу пограничником на Чукотку. Следом брат в военное авиационное училище. Провожая сыновей, отец деланно сердился:

— А кто хлеб растить будет?

Хлеб растить, конечно, надо, занятие это в семействе Лукашовых всегда было в почете. Но и воинское дело ценили они не меньше. Может, потому, что дедов своих ни по материнской линии, ни по отцовской линии так и не довелось никогда видеть Николаю. Сорок с лишним лет назад один пал под Москвой, на другого похоронка пришла из-под Сталинграда. Хлеборобы Лукашовы, спору нет, потомственные. Но и воины тоже.

Как стал Николай Лукашов офицером? Его величество случай. На заставе куда попал служить, замполитом был капитан А. Тимохин. Душа-человек. В суровых тех краях цену тому, с кем рядом живешь, узнают быстро и безошибочно. Таким офицером, как Тимохин, на заставе мечтал стать едва ли не каждый. Так и оказался Николай в военно-политическом училище.

В выборе места офицерской службы не сомневался. Труднее и опаснее Афганистана он не знал. Однако столь же решительно были настроены и его товарищи выпускники. В Афганистан он попал не сразу.

Но нет худа без добра. Пока служил Лукашов на родной земле, понял, что в выборе воинской профессии малость ошибся. С его характером быть бы командиром. Так же полагали и его начальники.

Спустя три года после окончания училища предложили командную должность — командиром взвода. Те, с кем вместе ел курсантский хлеб, примерялись уже рангом большим. Но взвод Лукашову предлагали в Афганистане. И он согласился без колебаний.

Из представления к званию Героя Советского Союза на начальника штаба подразделения капитана Н. Лукашова: «Участвовал в 23 крупных боевых столкновениях. Свыше 70 раз со своими подчиненными десантировался в места расположения противника».

Раньше мне приходилось писать о Героях Советского Союза, получивших награды в наши дни. Правда, были они моряками-подводниками. Удивительно, но каждый в разговоре подчеркивал: мне везло на подчиненных и на начальников. Точь-в-точь ту же фразу произнес и Лукашов. И еще, думаю, неслучайное это совпадение можно объяснить так. Только в крепком и сплоченном взводе или роте, только в крепком экипаже и может вырасти герой. Героями не становятся вдруг. Героев растят изо дня в день.

Никто не знает, как сложилась бы судьба молодого командира взвода в Афганистане, если бы не было рядом тогда начальника штаба подразделения старшего лейтенанта Ю. Лапушко (сейчас он майор, слушатель академии). Сам Николай считает, что все, чему научился он, — от Лапушко. Что стреляли в него с десяти шагов, что гранаты под ноги бросали и ни разу даже не ранили, что в траншее, где оказался один против десятка бандитов и остался цел, — благодаря науке Лапушко. К тому времени, когда Лукашов прибыл в подразделение, Лапушко уже участвовал в десятках схваток, имел большой боевой опыт.

В первый для Лукашова бой они с Лапушко пошли вместе. Предстояло разгромить банду душманов в ущелье недалеко от нашей государственной границы. Высадились с вертолетов прямо над пещерами, в которых укрылась банда. В тот день впервые услышал Николай, как проносится над головой очередь из крупнокалиберного пулемета. Пули секли перед ними щебенку, не давали поднять головы над склоном небольшой возвышенности. Сбить их могли только гранатометы взвода, которым командовал Лукашов. Но даже подтащить их к склону просто так душманы бы не дали.

Лапушко приказал так. Заранее распределив цели, десантники открывают плотный огонь каждый по своему пулемету. Несколько секунд, которые потребуются душманам, чтобы опомниться, — все, чем будут располагать гранатометчики для точного выстрела. И вроде все правильно сделал тогда Лукашов. Поручил стрелять самому опытному гранатометчику старшему сержанту В. Чадаеву. Только первая граната — мимо. Повторили все сначала — результат тот же. Лапушко рвал и метал. Сам проверил гранатомет. И оказалось, сплоховал в горячке боя старший сержант. Плохо протертый от смазки прицел гранатомета и не давал ему точно прицелиться. Решили стрелять с механическим прицелом. Тогда гранаты и накрыли цель.

Они не потеряли ни одного человека. Но Лукашов и сегодня помнит то чувство вины, с которым возвращался из боя. Для себя сделал вывод: всегда и при всех обстоятельствах должен сохранять командир в бою ясную голову и твердость в руководстве подчиненными. Будь так в тот раз — не Лапушко, сам он проверил бы гранатомет, не были бы потеряны драгоценные секунды, которым под огнем особая цена.

Сколько их было потом, жарких схваток с душманами... В боях командирское умение пришло к Лукашову вместе с опытом. Через полгода его повысили в должности. В десантниках робких не держат. Его новые подчиненные были людьми отчаянной храбрости. Это и от него требовало многого. И еще особую ответственность накладывало то обстоятельство, что принимать командование было не у кого. Предшественник Лукашова старший лейтенант А. Зубарев погиб. В среднеазиатском гарнизоне осталась у Зубарева семья. Вот только с женой оформить отношения он не успел. В тот день, когда он погиб, родилась у старшего лейтенанта дочь. По документам вроде бы и не Зубарева. И пенсии за погибшего отца ей вроде бы не положено. Сколько бился Лукашов и его товарищи, чтобы доказать несправедливость ситуации! Сколько раз было ощущение — перед ним стена.

Тот «бой» Лукашов все же выиграл. Теперь и по документам живет на белом свете дочь Андрея Зубарева. И с той поры как-то по-особому глядят на командира десантники. Из представления к званию Героя Советского Союза на начальника штаба подразделения капитана Н. Лукашова: «Лукашов Н. Н. принимал участие в бою по захвату и уничтожению базового лагеря бандитов, представлявшего большую опасность. Лично руководил передовыми подразделениями группы. Смелыми и решительными действиями обеспечил высадку своего подразделения прямо в боевые порядки мятежников, проявил при этом героизм, мужество и отвагу».

Главаря банды, которая обосновалась на той базе, звали Ермамат. Наши солдаты окрестили его проще и привычнее российскому уху — Ермолаем. Разгромить банду в ущелье трудно. Это понимал и «Ермолай», и наше командование. Однако настал день, когда откладывать операцию по уничтожению банды стало нельзя. Разведчики сообщили, что на базу в массовом порядке завозят реактивные снаряды. До нашей границы — около ста километров. Дальность полета такого снаряда около двадцати километров.

Десантникам была поставлена задача: базу захватить в течение дня, не дать врагу уйти и унести с собой хотя бы часть оружия. Начальник штаба подразделения капитан Лукашов вылетел с вертолетами первой группы. К базе подошли на предельно малой высоте, маскируясь складками местности. И тотчас в иллюминаторах запульсировали вспышки пулеметных очередей душманов. Сквозь грохот вертолетных двигателей застучал свой курсовой пулемет — летчики, как могли, старались облегчить десанту работу.

Высаживаться под огнем пулеметов душманов было нельзя. Командир вертолетчиков, который руководил высадкой, решил садиться ...на пулеметы. В распахнутую дверь машины Лукашов увидел прямо под ногами задранный ствол и упавший навзничь расчет. Уже прыгая, заметил, как чуть поодаль на станину другого пулемета спрыгнул старший прапорщик Р. Хуснеев... Скоро все было кончено. На разгромленной базе десантники захватили 1060 реактивных снарядов. Через несколько дней капитан Лукашов вернется в свою часть. Его снова ждет Афганистан. Был бы он моряком — пожелать бы Лукашову семи футов под килем. Что говорят в подобных случаях десантникам — право, не знаю. Наверное, просто желают удачи. Она в его службе — не последнее дело.

Статья предоставлена братом Героя – Лукашовым Виктором Николаевичем

    Источники
 Пограничная служба России. Энциклопедия. Биографии. – Москва, 2008.