Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Сипович Михаил Иванович

 
Сипович Михаил Иванович
28.09.1908 - 04.01.1983
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 21.03.1940 Медаль № 414

    Памятники
  Надгробный памятник


Сипович Михаил Иванович - командир батальона 355-го стрелкового полка 100-й стрелковой дивизии 7-й армии Северо-Западного фронта, старший лейтенант.

Родился 28 сентября 1908 года в деревне Колпино ныне Великолукского района Псковской области в крестьянской семье. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. Окончил Великолукский педагогический техникум. Работал преподавателем курсов рабочего образования при заводе «Ростсельмаш» в Ростове-на-Дону.

В Красной Армии с 1931 года. В 1932 году окончил курсы младших лейтенантов. Участник освободительного похода советских войск в Западную Белоруссию 1939 года. Участник советско-финляндской войны 1939-40 годов.

Командир батальона 355-го стрелкового полка (100-я стрелковая дивизия, 7-я армия, Северо-Западный фронт) кандидат в члены ВКП(б) старший лейтенант Михаил Сипович проявил себя умелым командиром. Так, в начале феврале 1940 года вверенный ему батальон в течение трёх суток удерживал занятый рубеж, отбил многочисленные контратаки врага. Именно батальон Сиповича с боем взял знаменитый "миллионный дот линии Маннергейма".

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство» старшему лейтенанту Сиповичу Михаилу Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 414).

На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В первые дни войны батальон Сиповича в районе города Гродно оказался в окружении. В сентябре 1941 года с группой окруженцев под командованием полковника Сиденко присоединился к отряду Дмитрия Медведева "Митя", действовавшему в брянских лесах. После гибели начальника штаба отряда Староверова стал начальником штаба.

В конце 1941 года Сиповича назначили командиром 575-го стрелкового полка 161-й стрелковой дивизии. Со своим полком он, участвуя зимой 1942 года в наступлении на Юго-Западном фронте, с боями прошёл 700 километров от Воронежа до предместий Полтавы, оказавшись на самом западном рубеже Барвенковского выступа.

В мае 1942 года полк Сиповича участвовал в оборонительных боях под Харьковом, и в числе немногих соединений, благодаря мужеству и отваге командира, сумел выйти боеспособной единицей из Барвенковского котла.

7 июля 1942 года Сипович руководил отражением грандиозного танкового наступления, предпринятым немецкими войсками на Дону в районе села Неведомый Колодезь на подступах к Воронежу.

До января 1943 года полковник Сипович руководил своим полком в многочисленных ожесточённых боях на северных окраинах города Воронежа. За полгода роща Фигурная и отдельные кварталы, прилегающие к ней, в северной части города десятки раз переходила из рук в руки, до тех пор, пока не началось наступление советских войск.

Весной 1943 года полк Сиповича с боями дошёл до границы с Сумской областью, заняв оборону на южном участке образовавшейся Курской дуги.

Бои на Курской дуге полковник Сипович встретил в должности заместителя командира дивизии. Затем были форсирование Днепра и Припяти, бои на Правобережной Украине, в Польше. Дивизия, в которой Сипович был заместителем командира, освобождала древний польский город Краков.

Войну генерал-майор Сипович закончил в Чехословакии.

После войны продолжал службу в Вооружённых Силах. В 1950 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1968 года генерал-майор Сипович М.И. - в запасе, а затем в отставке. Жил в городе-герое Москве. Скончался 4 января 1983 года. Похоронен на Головинском кладбище в Москве.

Награждён 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 2-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, медалями. Удостоен звания «Почётный гражданин села Подгорное Воронежской области».

7 июля 1942 года.

Еще 5 июля полк Сиповича находился на другом участке фронта. 7 он был подброшен сюда — обстановка здесь осложнилась, гитлеровцы потеснили оборонявшуюся на этом участке обескровленную долгими боями воинскую часть.

Полк Сиповича восстановил положение, но гитлеровцы снова предприняли яростные атаки. К селению с поэтическим названием Неведомый Колодезь по безымянным рощицам и оврагам потянулись две немецкие пехотные дивизии и сорок пять танков. Громыхая, катили тяжелые орудия. Немцы решили предпринять еще одну попытку смять и отбросить нашу пехоту.

Ровно в 18.00 заговорили сразу два немецких артиллерийских полка. Шесть тысяч снарядов подвезли на огневые позиции немцы, и все эти снаряды были обрушены на крохотный участок, который занимала часть Сиповича. А на этом участке главный удар был обрушен на подразделение под командованием старшего лейтенанта Соколова.

Сипович со своего наблюдательного пункта с волнением и болью наблюдал за этой пядью земли, накрытой сплошным покрывалом дыма и пыли от разрывов. Он то и дело наклонялся к микрофону и порывисто говорил: «Сосна, Сосна! Я — семнадцать... Как обстановка?» И радио в ответ: «Держусь!»

Когда все шесть тысяч немецких снарядов легли на высоту и весь покров ее до последней травинки был содран, два батальона немцев поднялись в атаку. Но стоило им подойти к этому рубежу на сорок-пятьдесят метров, как два станковых пулемета и десятки автоматов и винтовок, ощерившись, начали свой строгий разговор...

Туча едкого порохового дыма поднялась над полем. Немцы присоединили к ней тучу дымовой завесы, которую протянула на несколько километров их специальная машина. Но и завеса не помогала им. Тогда немцы начали массировать атаки, наращивая удар. Уже стемнело. Трудно было различить что-либо в десяти метрах, а на поле не смолкал треск пулеметов и автоматов, грохотали разрывы снарядов, мин, вопили немцы, гремело русское «ура», и Соколов отрывисто повторял в микрофон: «Держимся!.. Держимся!..»

Сипович понимал, что близится все же та страшная минута, когда немцы ворвутся в траншею. Оглушенные канонадой, ослепленные блеском разрывов, бойцы Соколова продолжали отчаянно сопротивляться, но количество защитников траншеи все уменьшалось. Предвидя, что борьба с гитлеровцами будет длительной, Сипович берег свой маленький резерв до последнего часа. Пока что бойцов Соколова, принимавших на себя всю тяжесть немецкого удара, поддерживали соседние группы, придвинувшиеся вплотную к этому рубежу, и своим яростным огнем затруднявшие немцам подход к нему.

Глубокой ночью пришлось все же пустить в дело резерв. Автоматчики и стрелки с ходу вступили в бой. Кипение его достигло высшей точки — к этому времени на одном участке немцам удалось-таки ворваться в траншею, и они пустили в ход ручные огнеметы и гранаты. Гранатами дрались и наши бойцы.

Усталый, сражавшийся двое суток без передышки парторг 4-й роты старший сержант Тверев провел знакомыми ему ходами сообщения бойцов резерва, группу за группой, и они в ночном мраке обрушивались на гитлеровцев, забрасывая их гранатами. Оглохший от канонады комсорг батальона ожесточенно стрелял в немцев в упор из автомата. Командиры дрались рядом с бойцами врукопашную. В эту-то страшную предрассветную пору на поле боя появился и сам Сипович. Внешне спокойный, как всегда подтянутый и аккуратный, он пришел на изрытый снарядами командный пункт батальона, ободрил командиров, сообщил, что генерал шлет свой резерв и что надо продержаться еще немного, чтобы гитлеровцы поняли — им здесь не пройти.

И вот критический момент пришел и прошел. На долю немцев не пришлось больше ни грамма удачи. Им не удавалось продвинуться вперед ни на один метр.

Раннее июльское утро озарило страшную, залитую кровью, заваленную мертвыми телами, полуразрушенную траншею. Сооруженная в виде буквы П, она делилась теперь на две неравные части: большая половина ее находилась в наших руках, и только один отросток был в руках у немцев. Обескровленные, деморализованные солдаты Гитлера были бессильны продвинуться дальше, и фронт так и замер на долгие одиннадцать дней — противников разделяли сорок метров; они перестреливались, выглядывая из-за угла траншеи, а дно ее на «ничьей» земле минировали.

22 июля, когда наши войска заканчивали очищение плацдарма, захваченного немцами, пошли вперед и воины Сиповича. Ведя жестокий бой под градом снарядов и мин, они шли вперед, шли грозно, неотвратимо, как олицетворение возмездия за поруганные рубежи, за окровавленную траншею, за ту страшную ночь, когда горсточка наших воинов противостояла двум батальонам, вооруженным автоматами, огнеметами и всеми ухищрениями адской военной техники последнего образца.

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

    Источники
 Бои в Финляндии. 2-е изд. М., 1941, часть 1
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.