Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Мирович Анатолий Иванович

 
Мирович Анатолий Иванович
19.06.1914 - 20.03.1976
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 29.06.1945 Медаль № 7478

    Памятники
  Надгробный памятник
  Мемориальная доска в Кривом Рогу
  Аллея Героев в Чугуеве


Мирович Анатолий Иванович - заместитель командира эскадрильи 98-го гвардейского отдельного разведывательного авиационного полка резерва Главного командования Военно-воздушных сил Красной Армии, гвардии капитан.

Родился 19 июня 1914 года в селе Казанка Николаевской области в крестьянской семье. Украинец. Член КПСС с 1941 года. Окончил Запорожский авиационный техникум.

В 1935 году призван в ряды Красной Армии. Окончил лётное отделение Харьковского военно-авиационного училища и курсы усовершенствования командного состава при Энгельсском военно-авиационном училище лётчиков. В боях Великой Отечественной войны с июня 1941 года.

Заместитель командира эскадрильи 98-го гвардейского отдельного разведывательного авиационного полка гвардии капитан А.И. Мирович к маю 1945 года совершил 113 боевых вылетов на Пе-2 на дальнюю аэрофоторазведку и бомбардировку в глубоком тылу военных и промышленных объектов врага.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм гвардии капитану Мировичу Анатолию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7478).

После окончания Великой Отечественной войны продолжал службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1956 года по 1969 год преподавал в этой академии.
 
С 1969 года полковник Мирович А.И. — в запасе. Скончался 20 марта 1976 года. Похоронен в посёлке Монино Щёлковского района Московской области на Гарнизонном кладбище.

Награждён орденом Ленина (29.06.45), четырьмя орденами Красного Знамени (08.04.44; 21.07.44; 15.08.44; 30.12.56), двумя орденами Красной Звезды (09.06.45; 15.11.50), медалями "За отвагу" (22.07.41), "За боевые заслуги" (06.11.45), другими медалями.

Имя Героя носит школа № 34 в городе Кривой Рог.

Из воспоминаний Героя:

Осенью 1943 года войсками 1-го Украинского фронта был освобожден город Киев, стремительным продвижением кавалерийских частей с ходу взят город Житомир. Но под давлением немецких танковых соединений наши войска по приказу Ставки Главного Командования временно оставили Житомир.

Декабрь 1943 года. Сплошная облачность, туманы и частые снегопады сделали невозможным действия авиации 1-го Украинского фронта. По донесениям наших партизан и наземной разведки стало очевидно, что немцы подтягивают силы, чтобы дать реванш за Киев.

Из штаба нашего авиационного полка дальних разведчиков резерва Главного Командования (ОДРАП РГК) пришла шифровка: «Не считаясь с трудностями, выполнить разведку железных и шоссейных дорог по маршруту Коростень — Новоград-Волынск — Шепетовка — Житомир — Коростышев». Метеостанция сообщила: облачность 150-100 метров, снегопады, местами туманы, видимость менее 1 км, в облаках — обледенение.

Ветер был слабый, и я со штурманом эскадрильи Героем Советского Союза гвардии капитаном Степиным на самолете Пе-3 бис, не выруливая на старт, взлетел со стоянки и лег на курс.

Днепр пересекли севернее Киева.

Подходя к линии фронта в районе станции Коростень, мы убедились в правильности метеоданных: видимость — 200-300 метров, высота облачности 50-100 метров. Спустя 3 минуты после старта мы уже начали пробивать туман.

На высоте 250 метров вышли на верхнюю кромку нижнего слоя облаков и пошли по коридору, образованному верхним и нижним слоями облачности.

Через 1,5-2 минуты полета мы шли в сплошных облаках по прежнему курсу, так как верхний и нижний слои сошлись. По расчету времени линия фронта была пройдена, и я начал пробиваться вниз. На высоте 70 метров по прибору начала просматриваться земля, и мы заметили траншеи и окопы на заснеженной земле.

Во время снижения я уклонился немного вправо, а так как линия фронта от станции Коростень уходила на северо-запад, то линия нашего пути почти совпадала с ней. Обратно уходить в облака не было ни расчета, ни особого желания. Прижавшись вплотную к земле, почти над головами не успевших что-либо предпринять немцев, мы на большой скорости прошли опасную зону. В условиях очень ограниченной видимости наше основное внимание было обращено на то, чтобы избежать столкновения с препятствиями на земле, неожиданно выраставшими перед нами.

Встречи с истребителями противника мы не ожидали, да и в такую погоду она была маловероятной, поэтому штурман Степин все свое внимание уделял ориентировке и наблюдению за местностью.

Вдруг штурман Степин, ударив меня по плечу, указал рукой направо. Я увидел впереди справа колонну до батальона немецкой пехоты, растянувшуюся по дороге. Так как на высоте 2-3 метров довернуть вправо было невозможно, я отошел от земли метров на 20-30 с доворотом и с небольшим снижением открыл огонь из крупнокалиберных пулеметов и пушки, которыми был вооружен самолет Пе-3 бис. Наше неожиданное появление в такую погоду в тылу врага и сильный огонь сразу огорошили немцев, а многих из них навсегда лишили возможности бояться опасности.

Продолжая полет по направлению к городу Новоград-Волынск, мы встретили колонну кавалерии и до 20 автомашин с солдатами, которым я уделил должное внимание, отпустив им изрядную долю свинца.

В Новоград-Волынске немцы в такую погоду не ждали опасности с воздуха, и мы безнаказанно прошли над железнодорожным узлом и городом на высоте 30-50 метров, обнаружив при этом скопление живой силы и техники противника.

Пройдя город Новоград-Волынск, мы уже не надеялись на беспечность немцев и, прежде чем выйти на Шепетовку, сделали порядочный крюк, чтобы ввести в заблуждение посты ВНОС противника.

К станции Шепетовка мы подошли, как нам казалось, с наиболее правильного направления — с юго-запада.

Большая загруженность железнодорожного узла Шепетовка эшелонами, платформами и различным военным имуществом заставила меня открыть огонь, чтобы подавить ЗА, которая, к нашему счастью, поздновато открыла свой мощный огонь.

От станции Шепетовка пошли на юго-восток. Пройдя некоторое время над лесами, мы развернулись на Житомир.

Хорошо зная этот район, мы даже в условиях видимости не более 200 метров точно вышли на Житомир. Этот пункт внезапно явился перед нами, и, выжимая из машины все, что она могла дать, мы прошли южнее станции через центр города и вышли прямо на середину аэродрома, на котором стояло около 15 самолетов Ю-52.

Мое желание развернуться и открыть огонь по самолетам так и осталось желанием, так как правый мотор уже некоторое время давал перебои, а из-за плохой видимости точно нельзя было бы и зайти. В это время штурман обратил мое внимание на шоссейную дорогу, идущую из города Житомир через Коростышев на Киев. На этой дороге было большое скопление танков и автомашин с войсками.

Мы пошли в сторону от дороги, временами пересекая ее для лучшего просмотра. Штурман отмечал на карте все данные о противнике. Когда мы подходили особенно близко к дороге, немцы открывали огонь из пулеметов и даже из танков. Это иногда заставляло нас идти ниже кустов, в результате чего мы привезли несколько пробоин в консолях самолета.

Ведя наблюдение за дорогой, мы не заметили, как подошли к линии фронта. Я развернулся на лес на бреющем полете и перешел линию фронта.

Через 2 часа 50 минут после взлета мы благополучно приземлились на аэродроме Прилуки, выполнив задание.

Биография предоставлена Игорем Сердюковым

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Сто сталинских соколов. В боях за Родину. - 2е изд, доп. - М.: Яуза, Эксмо, 2005