Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Минеев Дмитрий Михайлович

 
Минеев Дмитрий Михайлович
24.10.1916 - 21.01.1954
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 23.02.1945 Медаль № 5015


Минеев Дмитрий Михайлович - заместитель командира эскадрильи 175-го штурмового авиационного полка 305-й штурмовой авиационной дивизии 14-й воздушной армии 3-го Прибалтийского фронта, старший лейтенант.

Родился 24 октября 1916 года в деревне Луговые Выселки Пензенской области в крестьянской семье. Русский. Член КПСС с 1944 года. Жил и учился в Горьком, где окончил 10 классов и аэроклуб. Работал на Горьковском автозаводе.

В 1940 году призван в ряды Красной Армии. Получил направление в Энгельсскую военную авиационную школу пилотов. После её окончания работал там инструктором. Позднее окончил Краснодарское военное авиационное училище.

Штурман эскадрильи 175-го штурмового авиационного полка капитан Д.М. Минеев был мастером неожиданного удара "с подскока": к цели он выходил на малой высоте, порой на бреющем, в 1,5-2 км он делал "горку", отдавал ручку от себя и немедленно приводил в действие оружие — бомбы, "PC", пушки. Такая методика требовала особо тщательного расчёта, а за неимением всех исходных данных немалая часть успеха зависела от качества импровизации, отдавалась на волю провидения.

Исключительно эффективный налет провела группа из 14 Ил-2 под командованием старшего лейтенанта Д.М. Минеева вечером 17 августа 1944 года по причалу и плавсредствам у острова Пийриссаар в Чудском озере. В трёх заходах штурмовики разрушили причал, потопили 2 баржи с войсками и грузами. В результате налёта противник потерял более 1000 человек пехоты, большое количество тяжелого снаряжения. В результате понесенных потерь оборона противника была сломлена и советские войска с минимальными потерями захватили хорошо укрепленный остров.

Этот удар был нанесен неподалеку от тех памятных в русской истории мест, где князь Александр Невский в сложные для страны годы нанес поражение рыцарям Тевтонского ордена. За этот вылет старший лейтенант Д.М. Минеев был награжден орденом великого пращура — Александра Невского.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года за 95 успешных боевых вылетов на штурмовку военных объектов противника и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Дмитрию Михайловичу Минееву присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5015).

Всего за годы Великой Отечественной войны Д.М. Минеев совершил 137 боевых вылетов, уничтожил на земле 20 танков и бронеавтомобилей, 12 автомашин, 18 орудий и минометов, подавил огонь 3 зенитных батарей, уничтожил на земле 4 самолёта противника, более двух рот его солдат и офицеров.

В 1951 году Д.М. Минеев окончил командный факультет Военно-Воздушной академии. Служил командиром полка, затем заместителем командира дивизии. Освоил реактивную технику — истребители МиГ-15 и МиГ-17. 21 января 1954 года подполковник Дмитрий Михайлович Минеев погиб в авиакатастрофе.

Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями.

Именем Героя названы улица и школа № 137 в Нижнем Новгороде.

Из воспоминаний Героя:

В начале апреля 1945 года немецкие войска продолжали удерживать оборону на Курляндском полуострове. Боясь, чтобы наши войска не отрезали последнюю железнодорожную магистраль, которая служила для подвоза боеприпасов и продовольствия, немцы создали очень сильную оборону южнее этой дороги от Либавы до Салдуса. По всей железнодорожной магистрали, и особенно на железнодорожных станциях, они сосредоточили большое количество зенитной артиллерии. Истребительная авиация противника все время прикрывала этот важнейший для немцев железнодорожный участок.

В начале апреля разведчик по радио донес, что по направлению Либавы движется эшелон с техникой и живой силой противника. В эшелоне было около 20 платформ, на которых стояли орудия и танки, и до 10 крытых вагонов. Получив эти сведения, командир полка вызвал меня на КП и поставил передо мной задачу: во что бы то ни стало уничтожить эшелон.

Время до вылета было ограничено. Через 10 минут самолеты должны были произвести взлет. Бегу к стоянке своих самолетов, которая находилась по другую сторону аэродрома. Бегу, а сам смотрю на карту и думаю: где лучше всего нанести удар по этому эшелону и на каком участке дороги его быстрее можно обнаружить? Разведчик донес, что эшелон противника вышел со станции Скрунда и движется по направлению Либавы. Ясно, что, пока мы собираемся вылетать и будем идти по маршруту, эшелон куда-то уйдет вперед. Я подсчитал, что полет займет около 30 минут (до цели).

Прибежав на стоянку, быстро собираю летчиков своей эскадрильи и объясняю им поставленную перед ними задачу. В первую очередь я предупредил летчиков о том, что цель, по которой будем наносить удар, имеет малые размеры в длину и особенно в ширину. Объяснил, что заход нужно производить под углом 10-15 градусов к длинной стороне цели. Обратив внимание на солнце, я заметил, что заход на цель лучше всего произвести с востока на запад и атаковать ее под прикрытием солнца. Об этом я тоже предупредил летчиков. Объяснив им обстановку, я указал, что возможна встреча с истребителями противника и что прикрытия для нас не будет, поэтому всем стрелкам и летчикам как можно лучше следить за воздухом. На такую цель обычно посылали не меньше 8-6 самолетов, а у меня в эскадрилье осталось 5: остальные выполняли другое боевое задание. Не хватало также и летчиков, поэтому пришлось взять молодого, только что прибывшего из школы и не имевшего боевого опыта летчика. Его я поставил в середину строя, но предупредил, чтобы он не разгонял строй и не отрывался от группы.

Быстро проложив маршрут, я скомандовал летчикам: «По самолетам!» Самолеты были полностью подготовлены, и через две-три минуты мы начали производить взлет. Сделав небольшой круг над аэродромом, пятерка Ил-2 легла на курс по направлению к территории противника.

Через 7 минут мы стали подходить к линии фронта. Я запросил станцию наведения, нет ли истребителей противника в воздухе? «В воздухе спокойно, — ответили мне, — продолжайте выполнять поставленную задачу». Получив такой ответ, мы продолжали лететь по направлению станции Калвене.

По моим расчетам, эшелон должен был находиться именно здесь, около этой станции, если он не задержится в пути.

Когда мы подошли к линии фронта, высота у нас была 1000 метров. Я умышленно набрал такую высоту, чтобы линию фронта пролететь с небольшой потерей высоты и с набором скорости. Когда стали пролетать линию фронта, слева открыли огонь зенитные батареи противника. Я скомандовал летчикам, чтобы они разомкнули строй, а сам стал уклоняться вправо от зенитного огня на большой массив леса. Я подал вторую команду: «Делать противозенитный маневр по высоте!» Летчики быстро приняли мою команду и стали ее выполнять.

Пролетев еще с полминуты, я заметил небольшой дымок восточнее станции Калвене. Я не ошибся в своем предположений. Пролетев еще с полминуты, я заметил, что эшелон входил на станцию Калвене. Я решил нанести удар по эшелону непосредственно на станции, хотя знал, что нас будет обстреливать сильный зенитный огонь. Небольшими доворотами я стал приближаться к станции.

Северо-восточнее и восточнее станции был большой лесной массив, и я решил атаковать со стороны этого лесного массива. Я видел, что этот заход будет очень выгодным для нас, потому что справа и в хвост нас не будет обстреливать ЗА противника. Я обратил внимание на юго-восточную сторону станции и сразу же заметил, что с этой стороны нас будет сильно обстреливать зенитная артиллерия противника. Я усилил наблюдение за этой местностью, которая была расположена юго-западнее станции.

Я подходил к станции с восточной стороны. Железнодорожное полотно, идущее от этой станции на восток, было под нами, а сама станция была слева. Я дал команду своим летчикам, чтобы они разомкнулись в вытянутый «пеленг» с оттягиванием назад. «Атаку будем проводить по эшелону. Направление захода делать по моему примеру. При выходе из атаки производить лучше зенитный маневр».

На высоте 900 метров, готовясь производить атаку, резким разворотом влево я перевел самолет в пикирование. Зенитки молчали, когда мы подходили к станции, но, когда я ввел самолет в пикирование, открылся сильный зенитный огонь в «лоб». Я сразу увидел расположение зенитной артиллерии противника. Мелькнула мысль: атаковать сначала зенитную артиллерию всеми самолетами при первом заходе, не сбрасывая бомб. Я дал команду «Бомбы не бросать. Следовать моему примеру. Из пушек и пулеметов подавить зенитки».

Я резко вывел самолет из пикирования, сделал небольшую «площадку» и опять ввел самолет в пикирование для обстрела зениток противника. Точным прицеливанием подавил огонь зенитной точки. Выводя свой самолет из атаки, я заметил, что все самолеты точно выполнили мою команду и обрушили пулеметный и пушечный огонь на зенитки противника. Зенитный огонь стал очень слабым.

Второй заход я сделал на эшелоны. На этой же станции стоял еще один железнодорожный состав, но без паровоза. В нем было всего вагонов 20-25. При заходе на вторую атаку я дал команду летчикам: «Бомбы бросать с двух заходов, вести точнее прицеливание!» Энергичным разворотом влево я ввел самолет в пикирование, точно прицелился и сбросил две бомбы «ФАБ-100». Когда я вывел самолет из атаки, то увидел, что мои бомбы точно легли посредине эшелонов. Несколько вагонов было разбито в щепки. Остальные летчики также сбросили свои бомбы по эшелонам. Три бомбы молодого летчика были сброшены на границу станции и не произвели никакого эффекта.

Со второго захода оба эшелона были почти уничтожены. В следующих заходах стали производить штурмовку из пушек и пулеметов. Несколько вагонов горело, и над станцией поднимался густой черный дым. Произведя еще два захода, я решил уходить от цели и подал команду на сбор. В этот момент со стороны пункта Валтаите нас атаковали с бреющего полета 6 самолетов Ме-109. Они, как коршуны, набросились на нас, но первая их атака была неудачной.

Пара Ме-109 с хода атаковала младшего лейтенанта Дроздова, но лейтенант Гоцеридзе из пушек и пулеметов отбил их атаку. Пара Ме-109, атаковавшая лейтенанта Гоцеридзе, была отбита стрелком Дроздова. Пара Ме-109, атаковавшая меня, была отбита воздушным стрелком с самолета Пронина. Пара Ме-109, которая атаковала меня на первом кругу, с правым разворотом обратно атаковала меня в хвост. Старший лейтенант Бордюгов отбил их атаку. Пара Ме-109 на втором кругу хотела атаковать младшего лейтенанта Дроздова, но попала под сильный пушечный огонь лейтенанта Гоцеридзе и воздушного стрелка с самолета Дроздова. Ведущий самолет противника был подбит и с левым разворотом ушел на свою территорию. Ведомый его ушел за ним. Остальные 4 Ме-109, видя, что они ничего не могут с нами сделать, произвели последнюю безуспешную атаку и ушли на свою территорию. Видя, что истребители противника ушли, я сделал «змейку», собрал группу, и мы благополучно вернулись на свой аэродром, не потеряв ни одного самолета.

Мы выполнили поставленную задачу. В воздушном бою с превосходящими силами противника мы также одержали победу. Все летчики держались на своих местах, вместе с воздушными стрелками яростно отбивая каждую атаку истребителей противника и выручая товарищей в бою.

Биография предоставлена Игорем Сердюковым

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Сто сталинских соколов. В боях за Родину. - 2е изд, доп. - М.: Яуза, Эксмо, 2005