Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Степанов Михаил Иудович

 
Степанов Михаил Иудович
21.02.1920 - 13.07.1952
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 01.07.1944 Медаль № 1972

    Памятники
  Надгробный памятник


Степанов Михаил Иудович - штурман 800-го штурмового авиационного полка 292-й штурмовой авиационной дивизии 1-го штурмового авиационного корпуса 5-й воздушной армия 2-го Украинского фронта, капитан.

Родился 21 февраля 1920 года в деревне Андрееве Павлово-Посадского района Московской области в крестьянской семье. Русский. Жил в Москве. Окончил 10 классов.

В 1937 году призван в ряды Красной Армии. В 1940 году окончил Энгельсское военное авиационное училище лётчиков. В боях Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Воевал на 2-м Украинском фронте. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года.

В конце 1941 года он переучился на новую машину Ил-2 — самолёт, который высшее руководство страны оценило необычайно высоко, на который возлагались исключительные надежды. Вся последующая боевая судьба М.И. Степанова будет связана с этой машиной, ему посчастливится выжить в двух сотнях боевых вылетов, выжить ценой потери двух машин и четырех тяжёлых ранений.

Будучи знатоком материальной части и прирожденным тактиком, он освоил штурмовик в совершенстве, ходил на задание на предельно малых высотах, расчетливо выбирал время, направление атаки, рельеф местности, чтобы сделать свою атаку неожиданной. На счету капитана М.И. Степанова несколько особенно эффектных штурмовок неприятельских аэродромов.

К декабрю 1943 года совершил 112 боевых вылетов, уничтожил значительное количество боевой техники противника, в воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта. В июне 1944 года капитан М.И. Степанов был назначен на должность заместителя командира 144-го гвардейского штурмового авиационного полка.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 года за мужество и героизм, проявленные в воздушных боях с немецко-фашистскими захватчиками капитану Степанову Михаилу Иудовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1972).

27 августа 1944 года, в районе Ясс, девятка Илов, ведомых М.И. Степановым, встретила группу Ю-87, идущих бомбить наши войска. Воспользовавшись тем, что немецких истребителей связали боем истребители прикрытия, М.И. Степанов, приказав «делать как я», атаковал лидирующего бомбардировщика и сбил его. В завязавшемся бою были сбиты 4 неприятельские машины.

Свой последний эффектный вылет М.И. Степанов выполнил в апреле 1945 года по железнодорожному узлу Потсдам, где, по данным разведки, скопилось несколько эшелонов. Подойдя к узлу на минимальной высоте, Илы взмыли для атаки и сумели серьезно повредить эшелоны и разбить железнодорожный путь.

После окончания Великой Отечественной войны служил в ВВС. Освоил реактивную технику. В 1951 году окончил Военно-воздушную академию. В 1952 году в результате несчастного случая полковник Михаил Иудович Степанов получил тяжелые травмы и 13 июля 1952 года скончался. Похоронен в Москве на Рогожском кладбище (участок 4).

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 3-й степени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями.

Фото предоставлено сайтом об истории 144 гв. шап)

Из воспоминаний Героя:

За время Отечественной войны мне неоднократно приходилось участвовать в налетах на аэродромы противника. Штурмовка аэродромов по праву считается одной из сложнейших задач штурмовой авиации. Большинство аэродромов противника находится на значительном удалении от линии фронта, поэтому штурмовикам приходится преодолевать всю тактическую полосу обороны противника, сильно насыщенную средствами ЗА и ВНОС. Аэродромы, как правило, сильно прикрыты огнем ЗА и истребительной авиацией, особенно если они объединены в аэроузел или находятся около крупного населенного пункта или узла коммуникаций. Все это, несомненно, усложняет выполнение штурмового удара, ставит группу штурмовиков под угрозу встречи и с истребителями противника, и с подготовившейся зенитной артиллерией. Необходимо прибегать к различным уловкам, чтобы обмануть противника, сделать удар внезапным и успешным.

Вспоминаются налёты на аэродромы Харьков-Алёшки и Харьков-Сокольники, характерные своими методами и результатами.

От одного налёта до другого прошло 3 месяца, и обстановка на фронте была совершенно различной в обоих случаях.

Первый налет был совершён 6 мая 1943 года на аэродром Харьков-Алёшки. Это происходило в период, когда немцы лихорадочно готовились к реваншу за Сталинград и сосредоточивали огромные средства и силы в районе Белгородско-Курской дуги.

Нашей разведкой было отмечено большое скопление авиации на аэродромах Харьковского аэроузла.

Наш полк, базировавшийся на аэродроме Солонец-Поляна (Новый Оскол), получил задачу: уничтожить материальную часть, технику и живую силу на аэродроме Харьков-Алешки. Аэродромный узел Харьков был сильно прикрыт зенитной артиллерией, над аэродромами постоянно патрулировали истребители Ме-109 и ФВ-190.

Противник частью своей авиации периодически воздействовал на наши войска и коммуникации, вследствие чего большая часть его авиации постоянно находилась в воздухе. Кроме того, противник прикрывал свои сосредоточения на фронте. Необходимо было нанести удар, с таким расчетом, чтобы застать авиацию противника на аэродроме и избежать встречи с истребителями.

При полёте к цели нужно было считаться с сильным насыщением тактической зоны войсками противника и, следовательно, средствами противовоздушной обороны, а также с сильной ПВО г. Харьков.

Всё это создавало известные трудности.

Командир полка решил: вылет группы произвести с рассветом, так чтобы удар нанести в момент, когда ещё на аэродроме противника не началась работа, застать авиацию на земле, тем самым обеспечить наибольшее её поражение и избежать встречи с истребителями.

Мне было приказано вести группу в 12 самолетов Ил-2 под прикрытием 12 Як-1. Понимая сложность поставленной задачи, мы накануне провели тщательную подготовку к заданию. Нужно было учесть известную трудность при взлете, сборе группы и при ориентировке по маршруту почти в темноте.

Вечером, накануне дня вылета, была проведена обстоятельная подготовка к полету путем тщательного проигрыша полёта, как со штурмовиками, так и с истребителями прикрытия, которые базировались на одном с нами аэродроме. Каждый лётчик ознакомился с кроками аэродрома, каждому звену была дана своя цель. Было выделено звено для подавления батарей зенитной артиллерии мелкими бомбами и пулемётно-пушечным огнём.

С задачей взлёта в темноте справились успешно благодаря подбору более сильных лётчиков и командиров звеньев, путем использования прожекторов и костров на аэродроме и аэронавигационных огней у ведущих звеньев в воздухе.

Группа в боевом порядке двух шестерок в «колонне», шестерки из звеньев в «клину» до линии фронта шла с набором высоты до 1500 метров. Указанный боевой порядок был выбран для лучшей самообороны при взаимодействии задних огневых точек и с целью достижения большей плотности бомбового удара.

Истребители шли сзади и по флангам почти на одной высоте во избежание потери штурмовиков на тёмном фоне земли.

После перелета линии фронта группа начала полёт со снижением, чем обеспечивались увеличения скорости полета, меньшее время нахождения над территорией противника и противозенитный маневр. Зенитная артиллерия противника неоднократно обстреливала группу на маршруте к цели, но безуспешно — все разрывы ложились сзади.

К аэродрому группа подошла на высоте 800—900 м. С этой высоты была произведена атака с углом планирования до 30 градусов до высоты 200—300 м, бомбами, «РС» и пулемётно-пушечным огнём.

Каждое звено штурмовало выделенную для него цель. Уход от цели после атаки был произведен правым разворотом с дальнейшим снижением до бреющего полета на лесной массив, восточнее аэродрома. Над целью группа была обстреляна сильным огнём ЗА. Но, благодаря тому, что группа обеспечила себе маневр скоростью, пологим пикированием, индивидуальным маневрированием экипажей и уходом с правым разворотом, потерь от ЗА не было. Группу при отходе от цели пытались атаковать 8 Ме-109, но истребители прикрытия завязали бой с 6 Ме-109, а воздушные стрелки отбили атаку двух, сбив одного из них. Потерь от ИА не было.

В момент атаки на аэродроме наблюдались 10-15 Ю-88, до 25 Ме-109 и 10 самолетов неустановленного типа.

В результате штурмовки было уничтожено 2 Ю-88, 9 Ме-109, пожар которых наблюдали воздушные стрелки и прикрывающие истребители.

Разрывы мелких бомб наблюдались также в районе стоянки 15 самолетов в северной части аэродрома. Звено, выделенное для подавления ЗА, успешно выполнило свою задачу, подавив огонь двух батарей.

Группа применяла бомбы «ФАБ-100», «ФАБ-50», «М-9», «АО-25», мелкие осколочные, «ПТАБ2», огонь пушек и пулеметов и «РС».

Дальнейший полёт над территорией противника производился «волнами» (на высоте 150 м), для того чтобы обеспечить себе маневр и одновременно иметь возможность вести огонь по огневым точкам, которые пытались стрелять на всем маршруте до самой линии фронта, но успешно подавлялись огнём переднего оружия Илов.

Этот налет показал, что правильная оценка обстановки, особенно выбор времени удара, метода атаки, тщательная подготовка к полету, выбор маршрута и профиля полета, уверенные действия экипажей обеспечивают успех выполнения задания.

Нужно подчеркнуть, что в последующих действиях не было шаблона. Спустя 3 месяца мне пришлось снова участвовать в налетах на этот узел, но были внесены соответствующие коррективы в связи с изменившейся обстановкой.

Удар по аэродрому Харьков-Сокольники был нанесен 10 августа 1943 года.

Обстановка была совершенно иной, чем 3 месяца назад. Противник, потерпев поражение на Белгородско-Курской дуге, откатывался к Харькову, сильно сопротивляясь. Обстановка как на земле, так и в воздухе была очень напряженной. Немцы постоянно бросали в бой новые части. Так обстояло дело и с авиацией. Задача на штурмовку аэродрома была получена поздно вечером. Но опыт, приобретенный во время напряженных боев, позволял в короткий срок достаточно хорошо подготовиться к вылету.

Удар должна была произвести группа в 18 самолетов Ил-2 под прикрытием I2 истребителей Як-1. Взлет был произведен с рассветом. Группа, собравшись над аэродромом, в боевом порядке трех шестерок из «клина» звеньев, с набором высоты легла на курс к аэродрому истребителей, который находился в 40 км от аэродрома штурмовиков. Несмотря на то, что на аэродроме истребителей находился офицер связи, связанный телефоном с аэродромным штурмовиком, встреча с истребителями была произведена с большим трудом из-за плохой видимости и только при помощи радио, пользование которым до цели не рекомендовалось (для лучшей скрытности полета).

Полёт протекал напряженно. Когда мы перелетели линию фронта, впереди на высоте 110—1200 м вопреки прогнозу появилась облачность, которую, однако, удачно использовала группа. Фронт облаков проходил к западу от железной дороги Харьков-Белгород. Штурмовики, набрав высоту 1400—1500 м, пошли над границей облачности. Вся территория на восток от дороги и шоссе хорошо просматривалась, что обеспечивало надежную ориентировку.

Маршрут полета был выбран с тем расчетом, чтобы к аэродрому Сокольники подойти с северо-запада, с тыла, минуя аэродром Алешки, лежавший на пути, и произвести атаку с уходом левым разворотом.

При выборе захода были учтены ошибки предыдущих вылетов. С целью большей скрытности подход к аэродрому решено было произвести не с востока, как раньше, когда самолеты были ясно видны на фоне светлого неба и заранее встречены огнем ЗА, а с запада, по темной стороне горизонта, что вполне себя оправдало. Противник при подходе группы к аэродрому не мог вести по ней прицельного огня, из-за того, что поздно обнаружил её. Велся лишь заградительный огонь, как бы завесами, но он легко обходился группой путем небольших изменений курса.

Штурмовики буквально свалились на противника как снег на голову. Город Харьков был виден прекрасно, и это помогло нам отыскать аэродром. Удар был произведен шестерками с крутого планирования с углом до 40 градусов. На аэродроме, видимо, уже началась работа, потому что многие самолеты рулили и стояли на старте, помимо того, что большое количество было сосредоточено на стоянках, особенно у ангаров с западной стороны аэродрома. Штурмовики нанесли ряд последовательных ударов шестерками, используя всю мощь вооружения самолётов Ил-2.

Противник, уже не раз проученный, на этот раз был начеку. В воздухе было много истребителей и, кроме того (по наблюдениям прикрывающих истребителей), поднялись самолёты с соседних аэродромов.

Но внезапность удара помешала им использовать свое преимущество. Группа была атакована только по выходе из атак. Плотный строй и организованный огонь воздушных стрелков помешали противнику нанести серьезный ущерб. Был поврежден только один самолет, да и то лишь потому, что летчик откололся от группы в момент атаки. Истребители нашего прикрытия завязали бой с противником. Отставший самолет поспешил под прикрытие всей группы и в дальнейшем благополучно произвел посадку на своей территории.

Интересно отметить тот факт, что группу на обратном пути до самой линии фронта сопровождали три пары Ме-109, но не произвели ни одной атаки, несмотря на то что со штурмовиками остались для прикрытия только 2 Як-1.

Группа по команде ведущего по радио собралась в крепкий кулак, снизилась до бреющего полета и «огрызалась» огнем на все попытки противника сблизиться для атаки. Отлично действовали два фланговых звена, которые, приняв команду ведущего, переходили с фланга на фланг и отбивали истребителей огнем переднего оружия. Весь обратный путь противник так и держался поодаль, с флангов, видимо, ожидая, что кто-нибудь отстанет.

Зенитная артиллерия действовала неэффективно, возможно, потому, что была вначале дезорганизована внезапностью, а потом ей мешали свои собственные истребители. Налет следует считать успешным. Были повреждены три ангара, наблюдалось много пожаров и взрывов самолетов на земле. Противник понес серьезный урон в воздухе: истребители прикрытия сбили 3 самолета Ме-109.

Тот факт, что ни один вражеский самолет До полудня не беспокоил наши войска, говорит об эффективности налетов в этот день (удары производил не один наш полк).

После занятия города Харькова нашими войсками можно было лично убедиться в успехе удара по аэродрому, наблюдая разбитую материальную часть. Успех подтверждали и местные жители, видевшие пожары и взрывы на аэродроме в течение нескольких часов после штурмовки.

Вспоминая всю свою боевую работу, я считаю, эти налеты были образцовыми по четкости выполнения, организованности удара и стойкости экипаж ей в сложной и напряженной обстановке. Мы говорили тогда с гордостью, что только советский человек, воспитанный партией Ленина — Сталина, может проявлять такую заботу о защите своей Родины — Союза Советских Социалистических Республик. Товарищ Сталин воспитал в нас волю к победе.

Биография предоставлена Игорем Сердюковым

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Сто сталинских соколов. В боях за Родину. - 2е изд, доп. - М.: Яуза, Эксмо, 2005