Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Webalta

Раков Василий Иванович

 
Раков Василий Иванович
08.02.1909 - 28.12.1996
Дважды Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 07.02.1940 Медаль № 278
2. 22.07.1944 Медаль № 21

    Памятники
  Надгробный памятник
  Бронзовый бюст на родине


Раков Василий Иванович – командир эскадрильи 57-го бомбардировочного авиационного полка (ВВС Балтийского флота) майор; командир 12-го гвардейского пикирующего бомбардировочного авиационного полка (8-я минно-торпедная авиационная дивизия, ВВС Балтийского флота), гвардии подполковник.

Родился 26 января (8 февраля) 1909 года в городе Санкт-Петербург. Русский. Детство и юность провёл в деревне Большое Кузнечково ныне Кувшиновского района Тверской области. В 1926 году окончил школу, в 1928 году – школу ФЗУ. Работал на лесозаводе.

В армии с декабря 1928 года. В 1929 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, в 1930 году – Качинскую военную авиационную школу лётчиков, в 1931 году – Севастопольскую военную авиационную школу морских лётчиков. Служил в морской авиации (на Балтийском флоте), прошёл путь от лётчика до командира авиаотряда. В 1938 году окончил Липецкие высшие авиационные курсы усовершенствования. Командовал авиаэскадрильей (ВВС Балтийского флота).

Участник советско-финляндской войны 1939-1940 годов в должности командира эскадрильи 57-го скоростного бомбардировочного авиационного полка (ВВС Балтийского флота). Утром 30 ноября 1939 года эскадрилья под его командованием нанесла удар по финской военной базе Сантахамина, расположенной на острове восточнее Хельсинки. После того, как во время одного из боевых вылетов был сбит бомбардировщик СБ младшего лейтенанта Курова, В.И.Раков организовал поиски экипажа. После их нахождения на льду Финского залива вылетел к ним на У-2, сумел приземлиться в сложных ледовых условиях и обеспечил посадку летающей лодки МБР-2, которая вывезла лётчиков. В.И.Раков неоднократно возглавлял группы для нанесения бомбовых ударов по скоплению вражеских войск и кораблям противника. Лично совершил несколько десятков боевых вылетов на бомбардировщике СБ.

За мужество и героизм, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 февраля 1940 года майору Ракову Василию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 278).

После окончания советско-финляндской войны командовал полком (Ладожская военная флотилия), в апреле-декабре 1940 года – авиабригадой на Черноморском флоте. В январе 1942 года досрочно окончил Военно-морскую академию.

Участник Великой Отечественной войны с февраля 1942 года в должности командира 2-й морской авиационной бригады (ВВС Черноморского флота). В мае-июле 1942 – заместитель командира 3-й особой Севастопольской авиагруппы. До последнего дня участвовал в обороне Севастополя, был ранен.

В 1942-1943 годах готовил лётчиков в эвакуированном военно-морском училище имени С.А.Леванеского (посёлок Безенчук Куйбышевской области).

С мая 1943 года вновь на фронте в должности командира авиаэскадрильи 73-го (с января 1944 года – 12-го гвардейского) пикирующего бомбардировочного авиационного полка. В феврале-мае 1944 года – помощник командира 9-й штурмовой авиационной дивизии, в мае 1944-феврале 1945 – командир 12-го гвардейского пикирующего бомбардировочного авиационного полка. Воевал на Балтийском флоте, участвовал в обороне и снятии блокады Ленинграда, освобождении Карельского перешейка и Прибалтики. 16 июля 1944 года В.И.Раков вывел группу пикирующих бомбардировщиков своего полка вместе с группой 51-го минно-торпедного авиационного полка на цель – крейсер «Ниобе» в финском порту Котка. Совместным ударом пикирующих бомбардировщиков и топмачтовиков крейсер был уничтожен.

За мужество и героизм, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года гвардии подполковник Раков Василий Иванович награждён второй медалью «Золотая Звезда» (№ 21/II).

Всего за годы войны совершил более 170 боевых вылетов на бомбардировщике Пе-2 и штурмовике Ил-2, участвовал в потоплении 12 кораблей и судов противника.

В феврале-апреле 1945 года – помощник командира дивизии пикирующих бомбардировщиков (ВВС Тихоокеанского флота). В 1946 году окончил ускоренный курс Военной академии Генштаба. В 1946-1948 годах командовал минно-торпедной дивизией (на Тихоокеанском флоте).

С ноября 1948 – на преподавательской работе в Военно-морской академии. В 1951 году заочно окончил Военный институт иностранных языков, в совершенстве овладел английским языком. Был заместителем начальника кафедры морской авиации (1948-1950), тактики ВВС (1950-1952), начальником кафедры тактики ВВС (1952-1959), кафедры авиации ВМФ (1959-1960), авиатехники, самолётовождения и боевого применения авиационного оружия (1960-1963), авиационной техники и оружия (1963-1970) на командном факультете академии. В 1970-1971 годах – профессор-консультант Учёного совета Военно-морской академии. За время работы в академии В.И.Раковым подготовлены десятки кандидатов и докторов наук, преподавателей высокой квалификации. С августа 1971 года генерал-майор авиации В.И.Раков – в запасе.

Жил в Ленинграде (Санкт-Петербурге). Умер 28 декабря 1996 года. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

Генерал-майор авиации (1958), доктор военно-морских наук (1967), профессор (1969). Награждён 2 орденами Ленина (1940, 1954), 3 орденами Красного Знамени (1943, 1944, 1949), орденами Отечественной войны 1-й степени (1985), Красной Звезды (1944), медалями, иностранными наградами. Почётный гражданин Санкт-Петербурга (1996).

Бронзовый бюст В.И.Ракова установлен в Санкт-Петербурге.

Сочинения:
Крылья над морем. Л., 1974;
Над морем и сушей. Л., 1984;
В авиации – моя жизнь. Л., 1988.

"С КУРСА НЕ СВОРАЧИВАТЬ..."

Во время Великой Отечественной войны Василий Иванович Раков водил на боевые задания тяжелые, нагруженные бомбами самолеты своей эскадрильи и днем и ночью.

Особенно ему запомнился первый боевой вылет.

- Нам оказана высокая боевая честь, - сказал он летчикам, - уничтожить вражеский аэродром. Лететь нам далеко. Погода нелетная. Смелость и безошибочный расчет в действиях - вот что нам необходимо.

Брезжит рассвет. Над аэродромом низкая облачность, начался снегопад. Взлетела зеленая ракета. Взвихрив снег, поднялось первое звено. Следом второе, третье...

Видимость была настолько плохой, что Раков порою не различал машин своего первого звена. Они то появлялись, то скрывались в облаках и густом тумане. Снег пошел сильнее. Самолетам пришлось снизиться и лететь на высоте 30 - 40 метров. Особенно опасным оказался полет над заливом, где облака сливались с водой. Требовалось большое мастерство, чтобы держать высоту и не врезаться в залив. Это был риск смелый, но обоснованный.

Самолеты пересекли залив и, прижатые снежными облаками, бреющим полетом прошли над лесом. В районе цели облачность немного поднялась. Набрав высоту, Раков увидел аэродром: знакомый по карте островок, а на нем - мачты радиостанций, ангары, здания. Загорается красная лампочка, за ней - зеленая. Когда вспыхнет белая - "так держать!" - никакие отклонения от боевого курса невозможны. Вот уже и белые лампочки горят перед всеми командирами боевых машин. Раков первым сбросил груз и, развернувшись, стал наблюдать за работой своих ведомых. Он видит, как, столб огня, дыма и обломков подымается над ангаром - прямое попадание! В черном дыме взлетает на воздух и второй ангар. Рушится мачта радиостанции. Взрывы следуют один за другим. Накрыть! бомбами и главные сооружения аэродрома.

Враг, как и предполагал Раков, был застигнут врасплох. Он не ожидал налета в такую непогоду. Зенитки стали вести огонь уже вслед уходившим советским самолетам после того, как на земле отгрохотали разрывы бомб. Сомкнутым строем, без потерь возвращались балтийцы домой.

Капитан Раков служил для летчиков примером мужества и стойкости. Однажды он получил особенно сложное задание: совершить глубокий рейд и разбомбить один из крупных приморских объектов. Раков прошел над морскими зимними просторами, точно вышел на цель и обрушился на врага. Но отважных летчиков встретил шквал огня. Они набрали высоту. Снаряды густо ложились вокруг них. Однако цель уже дана штурманом, и Раков по-прежнему держит боевой курс. Строго выдержать курс, скорость и высоту - непременное условие прицельного бомбометания. Вдруг левый мотор его машины резко затрясло. "Подбит, - подумал он, - только бы не пожар! Ведь бомбы еще не сброшены, а цель осталась позади". Вот тут и сказался летный характер. Раков выключает левый мотор и под сильным огнем зениток на высоте 300 - 400 метров вновь ложится на боевой курс и идет на цель. Командир должен точно сбросить свой груз; Ведь по его расчетам будут бомбить остальные! Штурман сбрасывает наконец бомбы на вражеский корабль. Вслед за Раковым бомбит его эскадрилья. Теперь можно возвращаться!

К машине командира пристраиваются остальные, Но летчикам, чтобы не обогнать командира, приходится идти на неполных оборотах. Раков с беспокойством смотрит на, часы. До аэродрома еще далеко. Если машины будут держаться за ним, они до вечера не успеют вернуться. А посадка в темноте на их маленьком аэродроме опасна. После короткого раздумья командир отдает по радио приказ: "Всем самолетам оставить меня и идти на аэродром. Я дойду один". Самолеты проходят вперед, но стараются не терять командира из виду - им трудно оставить его над неприятельской территорией с подбитым мотором. Но командир еще раз подтверждает свой приказ: "Всем идти на аэродром". Самолеты скрываются. Машина Ракова идет одна в густых облаках. Кабина покрывается льдом. И только через полтора часа полета летчик совершил посадку.

Взаимная выручка и товарищеская поддержка - неписаный воинский закон, свято соблюдавшийся летчиками.

Как-то в бою была серьезно повреждена одна из машин. Ее не оставили. Шли сомкнуто, молча, как бы поддерживая на своих крыльях подбитого. Попавший в беду летчик видел этот железный товарищеский строй, видел рядом Ракова и шел из последних сил. Так и вернулись на аэродром.

Был случай, когда во время воздушного боя горящий самолет младшего лейтенанта Курочкина, преследуемый вражескими истребителями, исчез. Раков вывел самолеты из боя. Но что с Курочкиным? Прошли томительные минуты. И вот радист передал ему записку: "Задание выполнено. Самолет горит. Сбил два неприятельских самолета. Курочкин". Значит, не погиб смелый летчик! И командир решает начать его поиски. Но найти его удалось не сразу. Сначала в ледяной безбрежной пустыне обнаружили полусгоревший, дымившийся самолет, а затем - и экипаж Курочкина. Три человека стояли около разводья и махали шлемами. Раков спустился, присмотрелся и увидел, что тяжелый самолет посадить нельзя. Тогда он сбросил вымпел: "Ждите. Скоро буду" - и улетел. Через некоторое время он вернулся на учебном самолете и спас товарищей.

...Свои глубокие знания, боевой опыт, новаторские приемы в тактике бомбардировочной авиации он со свойственным ему педагогическим даром передавал молодым пилотам. Раков отличался особым умением воспитывать в них отвагу, решительность и хладнокровие - качества, столь необходимые в боевой обстановке.

Учеников Василия Ивановича можно было встретить на всех фронтах. Но особенно много летчиков он обучил в дни Великой Отечественной войны на Балтике. Зачастую они сражались рядом, крыло к крылу со своим учителем.

Его храбрость, настойчивость и воля к победе при выполнении боевых заданий служили образцом для подчиненных... Требовалось нанести бомбовый удар по железнодорожной станции, где скопилось много техники противника. Погода была скверная. На выполнение этого трудного задания вылетела группа самолетов во главе с Раковым. Гвардейцы пробились сквозь завесу зенитного огня. Раков первым подошел к станции и с поразительной точностью сбросил на цель бомбовый груз, Уверенно действовали и его ведомые. Горели эшелоны, была объята огнем станция. Но и в машину командира попал снаряд. Она стала плохо управляема и вот-вот могла свалиться в штопор. Большим напряжением воли и сил Раков удерживал ее и продолжал руководить действиями летчиков. И только после того, как убедился, что железнодорожная станция разрушена, а воинские эшелоны разбиты, ушел от цели.

В 1943 году Раков успешно бомбил вражеские артиллерийские батареи, взрывал склады с боеприпасами и горючим, пускал под откос воинские эшелоны, выводил из строя железнодорожные станции и мосты.

Однако чаще всего эскадрилья майора Ракова вылетала на уничтожение вражеских дальнобойных артиллерийских батарей, обстреливавших Ленинград. Эти батареи противник тщательно маскировал. Когда наши самолеты поднимались в воздух, фашисты прекращали огонь. Это облегчало положение города, но усложняло задачу летчиков. Иной раз приходилось делать два-три захода на цель, прежде чем удавалось обнаружить ее и сбросить бомбы.

Однажды перед ним была поставлена такая задача: группе в составе двух звеньев в условиях плохой видимости, при недостаточной для атаки с пикирования высоте облачности нанести внезапный бомбовый удар по вражескому командному пункту.

Учитывая обстановку, Раков подготовил два варианта атаки цели: с крутого и пологого пикирования. Второй вариант не обеспечивал снайперского попадания бомб в цель, поэтому командир основной расчет для себя делал на атаку с крутого пикирования. Риск был велик, но цель стоила того.

- Подвесьте мне три пятисотки, остальным - по две! - приказал он техническому составу.

Когда шестерка самолетов поднялась в воздух, Раков убедился в сложности обстановки.

- Второй вариант! - передал он по радио ведомым. Сам же решил атаковать цель с крутого пикирования.

Противник тщательно маскировался. Ведущий знал, что командный пункт находился под землей. Автомашины к нему близко не подъезжали, а останавливались вдали, в укрытии. Далее к КП вели тропинки, а потом и они резко обрывались.

- Не обманете, тут у вас маскировочная сеть, - подумал Раков, когда с трудом разглядел такую картину. Именно на этот белый участок, лишенный всяких следов, он и направил свой самолет.

Рассчитав момент ввода в пикирование, командир эскадрильи энергично отжал штурвал. Самолет почти отвесно пошел к земле. На прицеливание были затрачены буквально мгновения.

- В самую точку положили! - возбужденно доложил штурман Давыдов, когда самолет был выведен из пикирования у самой земли.

Ведомые, следуя указанию командира, последовательно атаковали цель с пологого пикирования. Задание командования было выполнено.

В январе 1944 года началась подготовка к наступлению. На долю летчиков выпала задача помочь наземным частям преодолеть сопротивление врага и разгромить его у стен Ленинграда.

В.И. Раков со своими летчиками участвовал в ожесточенных боях в районе Синявина, Мги, Красногвардейска, Кингисеппа. На ПЕ-2 он неоднократно летал на бомбежку артиллерийских батарей, варварски обстреливавших Ленинград. Экипажи пикировщиков под его командованием смело расчищали путь наступавшей пехоте. С земли часто передавали: "Молодцы! Действуете отлично".

В руках Ракова ПЕ-2 из бомбардировщика нередко превращался в штурмовик. Наши сухопутные войска в районе Ропши, Волосова и Елизаветина не раз наблюдали, как пилотируемый Раковым самолет устремлялся в пике, летчик сбрасывал бомбовый груз, а затем на бреющем полете обстреливал гитлеровцев из пулемета.

Очень трудным оказался налет на железнодорожный мост за Нарвой. К пикировщикам с земли отовсюду тянулись белесые трассы. Но с боевого курса сворачивать уже было нельзя. Раков и на этот раз остался верен своему правилу и сбросил бомбы на цель, лишь снизившись до предела.

Позднее летевшие сзади командира пилоты рассказывали ему:

- Одна ваша бомба упала на мост, другая - у самых устоев на полотне дороги. Взрывы взметнулись очень высоко. Мы подумали, что вы взорвались. Но смотрим - летите!

Однако пикировщик Ракова был настолько искалечен, что штурман ожидал команды покинуть самолет. Только хладнокровие, выносливость, мастерское управление помогли Ракову дотянуть до своей территории и посадить самолет на своем аэродроме.

В июне 1944 года В.И. Раков был назначен командиром гвардейского авиационного полка пикирующих бомбардировщиков. Вооруженный богатым опытом, он с присущей ему энергией взялся за повышение боевой выучки летчиков.

Об одном из наиболее выдающихся подвигов В.И. Ракова в официальном документе того времени говорится: "16.7.44 г. гвардии подполковник Раков, преодолевая сильный заградительный огонь зенитной артиллерии, с группой самолетов пробился к цели в военно-морскую базу Котка и точным бомбовым ударом с пикирования потопил вражеский броненосец береговой обороны".

Фашисты, когда им пришлось туго на побережье Финского залива; решили ввести в действие крейсер противовоздушной обороны "Ниобе" +1. Своей артиллерией он должен был поддержать потрепанные в боях сухопутные части. Но поправить дела на фронте с помощью броненосца гитлеровцам не удалось. Раков долго охотился за "Ниобе". И вот стало известно, что корабль прибыл в военно-морскую базу. Наконец-то! В приподнятом настроении, с твердой решимостью во что бы то ни стало потопить броненосец, Раков вылетел во главе 28 пикирующих бомбардировщиков. Одновременно с их вылетом группа "лавочкиных" блокировала соседний с базой вражеский аэродром, чтобы авиация гитлеровцев не могла помешать бомбовому удару по кораблю.

Ракову была известна система огневой защиты вражеского порта, над которым он не раз летал. Он предвидел, что встретит труднопреодолимую стену заградительного огня, и заранее подготовился к этому. Машины поднялись в воздух. Передовое звено гвардейцев повел сам Василий Иванович. Ему предстояло первому сбросить бомбы и сбросить так, чтобы накрыть броненосец, иначе могли бы оказаться безрезультатными все последующие атаки пикировщиков.

Вскоре показалась знакомая панорама порта. Командир по радио приказал: "Приготовиться к атаке!" Самолеты легли на боевой курс. Враг открыл бешеный орудийный и автоматный огонь со всех береговых батарей, прикрывавших базу. Ожесточенная стрельба велась и зенитными орудиями броненосца. К самолетам протянулись огненные трассы. Черные шапки разрывов повисли в небе. Но тщетны были усилия врага! Прорвав огневую завесу, Раков уверенно повел гвардейцев прямо на цель. С первого захода звено Ракова накрыло броненосец бомбами, и он перестал стрелять. Второе звено летчиков, которых вел в атаку гвардии майор Пономаренко, метким попаданием двух бомб окончательно решило судьбу корабля. "Ниобе" загорелся, через несколько минут последовал сильнейший взрыв. Окутанный дымом и объятый пламенем броненосец накренился и начал тонуть. Около 300 гитлеровцев вместе с кораблем нашли себе могилу на дне моря.

При выполнении этого задания отличились также гвардейцы, которых вели в бой гвардии капитан Усенко и командиры звеньев Аносов и Калашников.

О славных делах В.И. Ракова и его летчиков советский народ не раз узнавал затем из сводок Совинформбюро.

Так, 19 сентября 1944 года летчики под командованием Ракова нанесли массированный удар по одной из военно-морских баз, по военным кораблям и транспортам, занимавшимся перевозками в Прибалтике. В то время гитлеровское командование стремилось всеми силами удержать порты в Прибалтике, через которые еще могла осуществляться связь между Германией и группировкой войск в Латвии и Эстонии.

Самолеты, ведомые гвардии полковником Раковым, уже на подходе к цели встретили сильное сопротивление. Помимо зенитного огня район прикрывался вражеской авиацией. Однако балтийские соколы прорвались к судам, стоявшим на базе, и нанесли точный бомбовый удар. В результате этого налета гитлеровцы потеряли три транспорта и три подводные лодки. Кроме того, были серьезно повреждены два транспорта, разрушены многие портовые сооружения - склады, пирсы и плавучий док. В разыгравшихся при этом воздушных боях наши истребители сбили 19 самолетов противника...

Н. Негробов

Примечание: В рассказе о В.И. Ракове упоминается операция по уничтожению крейсера береговой обороны "Ниобе", но к сожалению не говорится об истинных причинах послуживших проведению масштабной операции по уничтожению этого корабля. На самом деле, по искреннему убеждению командующего авиацией флота генерал-лейтенанта авиации М.И. Самохина, советские летчики должны были уничтожить - финский броненосец береговой обороны "Вяйнемяйнен". За этим "кораблем-призраком" советские летчики охотились еще со времен Финской войны, когда на "непотопляемый" броненосец было совершено, по крайней мере, 6 (!!!) авиационных налетов. В конце финской войны была даже спланирована специальная операция по уничтожению именно этого корабля, в которой было задействовано 28 бомбардировщиков и 19 истребителей. Но и эта операция закончилась неудачей. Следующая охота за "Вяйнемяйненом" началась с первых дней Великой Отечественной. Наконец летом 1944 года на стол командующего Балтийским флотом адмирала В.Ф. Трибуца лег отчет "о потоплении финского броненосца береговой обороны "Вяйнемяйнен"". Командующий сразу подписал сразу шесть представлений на присвоение звания Героя Советского Союза. Среди летчиков-героев был и В.И.Раков, блестяще справившийся со сложным заданием. Но на самом деле потопленным оказался крейсер "Ниобе", о котором и рассказывалось выше. А злосчастный "корабль-призрак" остался целым и невредимым и в 1947 году был куплен у Финляндии. Корабль вошёл в состав Балтийского флота под названием "Выборг" и прослужил на море до 1966 г. (по материалам статьи А.Д. Доценко "Как топили "Вяйнемяйнен")



Описание подвига Героя дополнено Кириллом Осовиком.

Биография предоставлена А.А.Симоновым

    Источники
 Герои войны. - Таллин, 1984
 Дважды Герои Советского Союза. - М.: Воениздат, 1973.
 Доценко В.Д., Щербаков В.Н. Профессора Военно-морской академии. Спб, 2004.
 Калиниченко А.Ф. Герои неба. Калининград, 1982.
 Лурье В.М. Адмиралы и генералы ВМФ СССР: 1946-1960. – Москва, 2007.
 Люди бессмертного подвига. Книга 2. М., 1975


дата выхода civ miner