Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Гурьев Григорий Иванович

 
Гурьев Григорий Иванович
03.01.1921 - 15.11.1943
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 16.10.1943

    Памятники
  Бюст в Коростышеве
  Памятный знак в Житомире


Гурьев Григорий Иванович – адъютант-старший стрелкового батальона 203-го гвардейского стрелкового полка 70-й гвардейской стрелковой дивизии 13-й армии Центрального фронта, гвардии капитан.

Родился 3 января 1921 года в селе Дурово-Бобрик Льговского района Курской области в крестьянской семье. Русский. Член ВЛКСМ с 1939 года. В 1939 году окончил среднюю школу. Поступил в Днепропетровский металлургический институт.

В октябре 1939 года призван в ряды Красной Армии. В боях Великой Отечественной войны с 1941 года. Воевал на Юго-Западном, Сталинградском, Центральном и 1-м Украинском фронтах.

В сентябре 1943 года батальон Г.И. Гурьева захватил и удерживал плацдарм в районе населенного пункта Крушняки на правом берегу реки Припять. За 7 дней отразил 16 атак противника, чем способствовал переправе других подразделений.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные при форсировании Днепра и Припяти, гвардии капитану Гурьеву Григорию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Погиб в бою 15 ноября 1943 года. Похоронен в селе Морозовка Коростышевского района Житомирской области.

Награжден орденом Ленина (16.10.1943).

В городе Коростышев Житомирской области на Аллее Героев Г.И.Гурьеву установлен бюст.

ИЗ ОЧЕРКА Г.И.КРИВОХИЖИНА "ДВА КАПИТАНА":

О гвардии капитане Григории Васильевиче Толкачеве давно шла хорошая слава в полку и дивизии. Под Сталинградом его подразделение, в котором оставалось всего сорок два человека, пошло в атаку около батальона фашистов с танками. И он отбил эту лавину атакующих. Его воины уничтожили около 200 гитлеровских солдат, сожгли два танка и четыре самоходки. Даже двенадцать пленных взяли. Смелым и отважным командиром проявил себя и помощник Толкачева — адъютант-старший батальона гвардии капитан Григорий Иванович Гурьев. Оба в атаку всегда вместе с солдатами шли, били врага пулей и гранатой, а то и прикладом.

И вот они опять ведут батальон в бой. Теперь уже возле Днепра. Капитан Толкачев прислушался к стрельбе слева, сказал Гурьеву:

— Противник отходит по дороге левее нас. Он считает, что мы идём за ним, наседаем на него, а на самом деле его подгоняет боковая застава. Я убеждён, что враг будет поджидать нас там, где река изгибается в нашу сторону. А мы выйдем параллельным маршрутом правее, к излучине реки в его сторону, против села Теремцы. Оттуда и сделаем бросок через Днепр. Рассчитывать нужно на внезапность. Понял меня?

— Ещё бы не понять, — ответил Григорий Гурьев и ушёл с партизанами вперёд готовить переправу.

Батальон шёл ходко. Гимнастёрки пропотели. Солдаты то и дело смахивали обильный пот с лиц. Командиры рот и политработники разъясняли бойцам, почему нужно спешить.

— Капитан без умысла торопить нас не будет, — говорил пожилой парторг бойцам. — Смекайте: выйдем мы к Днепру вровень с врагом. Он за реку — и мы туда же, только правее. Он нас там не ждёт. А ведь, ребята, это меньше крови. Спешить нам — прямой расчёт.

И солдаты прибавляли шаг. Вскоре по выстрелам слева все поняли, что обгоняют противника, и это вселяло в сердца уверенность в успехе.

К реке подошли под вечер 22 сентября 1943 года. Григорий Гурьев и партизаны уже ожидали отряд. В густых зарослях у реки были собраны лодки, плотики из брёвен, тесовые половинки ворот, мешки и матрасы, набитые соломой и камышом, плетни с подвязанными к ним автомобильными камерами.

Командир батальона, распределив переправочные средства, приказал готовиться к форсированию реки, а сам тем временем расспрашивал партизан, чем располагает враг на правом берегу.

Выяснил, что за рекой в четырёх километрах от того места, где намечалась переправа, должен быть пехотный полк гитлеровцев. Послали к партизанам на тот берег связного с просьбой боем отвлечь внимание противника от Днепра.

Затем договорились, что Гурьев со 2-й ротой, где нет командира, пойдет в первом броске. Он же возьмет с собой ещё взвод противотанковых ружей, отделение сапёров и 1-ю батарею артдивизиона. Этими силами он должен будет захватить село Теремцы, которое выгодно стоит на бугре. Фланги же будут обеспечены другими подразделениями.

— Если удержим плацдарм — успех полный, — заключил командир батальона.

Они остановились, повернулись друг к другу. Не было сказано больше ни слова. Всё выразили их взгляды и крепкое рукопожатие, которым обменялись боевые побратимы.

...Капитан Гурьев, переправив подразделение, неожиданно для врага в половине двенадцатого ночи захватил кромку берега. Смял небольшое прикрытие фашистов и стремительно двинулся вперёд. Захватив село Теремцы. Следом за ним переправились 1-я и 3-я роты, выдвинувшись на одну линию с 2-й. Важные высоты были оседланы прочно. За стрелковыми ротами без помех переправились миномётчики и артиллеристы. В половине первого весь отряд был на плацдарме.

Комбат и его помощник спешно организовали оборону. Захваченный плацдарм был обширен, и теперь надо было его удержать. Опытные воины, несмотря на темноту, сумели расставить пулемёты, артиллерию и другие огневые средства с учётом местности. Вскоре они услышали приближающийся шум боя. Видимо, полк врага, стоявший в резерве, получил данные о переправе батальона и спешил теперь сюда, отбрасывая партизан.

На рассвете противник начал свою первую атаку. Встреченные шквальным огнём защитников плацдарма, гитлеровцы откатились. Вторая атака, повторенная через два часа, успеха врагу также не принесла. Гвардейцы стояли, как скала.

Вскоре подошел весь 203-й гвардейский полк и начал переправу, надёжно обеспеченную передовым отрядом. За полком к вечеру переправились остальные части 70-й гвардейской дивизии и с боями расширили плацдарм. Батальон капитана Толкачева был выведен в резерв.

— Ну, капитан, сделал ты доброе дело, — сказал комдив. — Сделай ещё одно. Надо захватить плацдарм на Припяти. Дивизия получила задачу выходить за реку на этом вот участке. — Командир дивизии отчеркнул карандашом место на карте. — Пойдете в том же составе. Потерь в батальоне мало. С рассветом я нанесу удар на левом фланге. Тут противник слаб. Прорву его фронт, а ты с батальоном пройди в этот прорыв. Не связывайте себя боем. Командиры полков обеспечат вам выход на оперативный простор. Задача — идти со всей скоростью к Припяти, в районе села Крушняки захватить плацдарм и удержать его до прихода дивизии. Правее у Чернобыля плацдарм захватывают партизаны. Установите с ними связь. Надо полагать, мы к Припяти подойдем только через сутки, а то и позднее. Противник насядет на вас крупными силами. К этому будьте готовы. Воюйте не числом, а умением... — Командир дивизии улыбнулся. Знал он преклонение капитана перед Суворовым и одобрял.

Батальон Толкачева снова совершил тяжёлый марш по лесным дорогам, через кочкарники и болота. Партизаны были проводниками и вывели передовой отряд к месту назначения, в обход укрепленных пунктов врага. Плацдарм на Припяти захватили сравнительно легко. Но удержать его оказалось не так-то просто.

Уже на рассвете 24 сентября появились значительные силы противника. С каждым часом их становилось больше и больше. Противник настойчиво атаковал. Атаки повторялись через два-три часа. Отражать их было всё труднее. Таяли боеприпасы. Солдаты почернели от усталости и беспрерывных боёв. Сильно сдали и оба капитана. Глаза ввалились, лица побледнели, губы запеклись и потрескались. Но оба не допускали мысли о возможности отхода.

Комбат и его помощник проявили воинское мастерство, искусно использовав особенности местности. На болотистых участках оставили лишь группы пехотного прикрытия, небольшой отряд партизан и два кочующих орудия.

Таким образом, был создан сильный резерв в составе полутора стрелковых рот, взвода противотанковых ружей и 1-й батареи артиллерийского дивизиона. Из сапёров создали подвижную группу заграждения, усилив её двумя ручными пулемётами и двумя пушками батальонной артиллерии. Толкачев и Гурьев отлично организовали косоприцельный и фланкирующий огонь из пулемётов и орудий, поставленных на прямую наводку.

Резерв в контратаки водил лично капитан Гурьев, показывая пример мужества и бесстрашия.

В полдень на левом фланге батальона создалось трудное положение. Противнику удалось потеснить 1-ю роту. Фашисты бросили здесь в атаку до полутора батальонов с танками и самоходками.

Распорядившись выдвинуть на угрожаемый участок резерв, капитан Толкачев с подвижной группой заграждения бросился вперёд. Сапёры поставили минное поле позади 1-й роты. Тогда капитан отвёл роту за минное поле. Танки и пехота врага, увлекшиеся преследованием, стали подрываться на минах. Комбат собрал группу истребителей танков, ползком добрался до возвышенности, на которую вползали прорвавшиеся танки и самоходки противника. Группа истребителей встретила врага противотанковыми гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Капитан Толкачев, вжимаясь в землю, пополз по-пластунски навстречу "фердинанду" и забросал его гранатами. Экипаж самоходки был полностью уничтожен. Бутылкой со смесью комбат поджег машину. Капитан Гурьев с резервом, пользуясь замешательством врага, контратаковал и отбросил гитлеровцев на исходные позиции.

Во второй половине дня враг ещё дважды повторил атаку, но был отражен.

К вечеру подошел полк и переправился на плацдарм, а к утру здесь была уже вся 70-я гвардейская дивизия.

Бой за удержание плацдарма продолжался ещё семь суток. Фашисты, подтянув крупные силы танков и пехоты, пытались сбросить дивизию в Припять. Гвардейцы самоотверженно дрались с превосходящими силами врага. Героически сражался и 1-й батальон на правом фланге полка. За эти дни он отразил шестнадцать атак противника, уничтожил несколько танков и самоходок, до семисот солдат и офицеров.

При отражении пятнадцатой атаки оба капитана были недалеко друг от друга. Гурьев увидел, что его боевой друг упал на землю. Он подбежал к нему, присел было около, но тут же поднялся, вспомнив слова командира: "В атаке не задерживайся!"

Контратака гвардейцев, которых вёл Гурьев, была яростной. Капитан сам лично уничтожил несколько вражеских солдат и офицеров.

Враг ещё раз повторил атаку. Капитан Гурьев, приняв командование батальоном, так же стойко отразил её и, подняв в контратаку весь батальон, отбросил фашистов и захватил село Купуватое.

К полуночи батальон вывели в резерв.

Как оказалось потом, капитан Толкачев был ранен легко. Он потерял сознание на поле боя от сильной контузии и пришел в себя только к ночи. В полночь его принесли из медсанбата на командный пункт командира дивизии. Там же был и капитан Гурьев.

Командир дивизии сказал:

— Молодцы! Оправдали доверие Родины. Обоих представлю к званию Героев Советского Союза. Заслужили!

В ноябре 1943 года, когда враг прилагал все усилия, чтобы вновь захватить Киев, 70-я гвардейская дивизия отражала его контрудары на территории Житомирской области. В этих боях смертью храбрых погибли оба героя.

Биография предоставлена Игорем Сердюковым

    Источники
 Герои Советского Союза: краткий биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Золотые Звезды Полесья. 3-е изд., Киев, 1985