Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Чугунов Иван Яковлевич

 
Чугунов Иван Яковлевич
09.10.1921 - 26.02.1978
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 24.03.1945 Медаль № 5021

    Памятники
  Надгробный памятник


Чугунов Иван Яковлевич - командир танкового взвода 89-й танковой бригады (1-й танковый корпус, 2-я гвардейская армия, 1-й Прибалтийский фронт), младший лейтенант.

Родился 9 октября 1921 года в деревне Вербежичи ныне Людиновского района Калужской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1941 года. Окончил 3 курса Людниковского техникума.

В Красной Армии с 1940 года. На фронте в Великую Отечественную войну с июня 1941 года. Окончил танковое училище в 1943 году. Воевал в одном экипаже вместе со своим братом Василием. Младший лейтенант Чугунов отличился при освобождении Белоруссии.

26 июня 1944 года его взвод, преследуя противника, первым ворвался на станцию Ветрино (Витебская область), уничтожил 2 САУ и 2 противотанковых орудия и обеспечил быстрый захват станции батальоном. 21—22 июля 1944 при отражении контратак противника у деревни Татаришки (Витебский район) уничтожил 2 САУ, орудие, захватил штабную машину противника о документами.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5021) младшему лейтенанту Чугунову Ивану Яковлевичу присвоено 24 марта 1945 года.

После войны продолжал службу в армии. В 1949 окончил Военyю академию бронетанковых и механизированных войск. Генерал-майор. Умер 26 февраля 1978 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (участок 9-3).

Награжден орденом Ленина, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями.

Из воспомминаний И.Я. Чугунова.

Война для меня началась 22 июня 1941г. Все командиры и солдаты приграничных войск знали о том, что война с гитлеровским вермахтом рано или поздно будет. Но когда она начнется, никто не знал. И такую политическую конспирацию мы вокруг этого развели, что все поверили: для нас, мол, война с фашистами вообще не начнется. Этим я объясняю наши неудачи в 1941 году.

Учился воевать в отступлении, когда ночью приходилось тихой сапой отступать, а днем наносить противнику зубодробительные удары и задерживать его на промежуточных оборонительных рубежах, обеспечивая прикрытие нашей отступающей пехоте и артиллерии. В ходе непрерывных боев лета и осени 1941 года танк, которым я командовал, дважды горел, пораженный вражеским снарядом, однако экипаж оставался невредим и, получив новый танк, вновь выполнял стоящие перед ним задачи.

...Военных приключений много было. И самое необыкновенное и радостное из них — встреча на фронте с младшим братом Василием, тоже танкистом. После этого нам довелось пройти вместе долгий боевой путь.

В течение трех месяцев, пока Уральский корпус находился в резерве фронта, Василий досконально изучил танк и сдал экзамен на механика-водителя. Он стал отличным специалистом и благодаря ему наш танк не был ни разу поражен вражескими снарядами. На этом танке мы провоевали почти всю войну.

А между тем бои у нас были горячие. Наступали мы в подвижной группе 3-го Белорусского фронта. После прорыва немецкой обороны на Витебском направлении. Танковая бригада действовала в передовом отрйде. А наш танковый взвод 89-й танковой бригады был в разведывательном дозоре, на главном направлении. Наступали и днем и ночью. И вот в ходе одной из таких стремительных ночных «пробежек» я выслал вперед два дозорных танка. А сам остался в одном танке — вместе с братом, конечно. Было часа два ночи, до рассвета уже недалеко. Но продвигались с погашенными фарами и открытыми люками.

Вдруг я услыхал (а потом и своими глазами увидел): откуда-то сбоку пристраивается к ним колонна танков — тоже с погашенными фарами. Судя по звуку, ревут немецкие моторы. Наверное, отступали к Минску. Доложил об этом командиру бригады, а тот спокойно отвечает:

— Пускай пристраиваются. Как рассветет, разберемся.

Но вдруг возник дерзкий план. Решил атаковать противника по одиночке. Или, в крайнем случае, рассеять эти вражеские танки, а затем продолжать выполнять свою задачу, как разведчик. Дал команду дозорным машинам «стой!» и, выйдя на основной маршрут, стал ждать, приготовившись к бою.

Дорога шла между холмами, и это должно было помешать противнику маневрировать. Танкисты ожидали противника как раз при выходе из этого «дефиле». Мой танк остановился посреди дороги. А почти впритык к нему — головной танк немцев. За ним стали и остальные машины. Ведущий колонну крикнул:

— Курце маршхальт! Апштайген! (Короткий интервал! Выходить!)

Дело ясное: командир немецкой колонны решил дать экипажам справить естественную надобность и требовал при этом держаться кучно, далеко по кустам не разбегаться.

Я понял: это и есть самый подходящий момент! Что называется, подарок судьбы.

Дал команду - Открыть пушечный и пулеметный огонь по спешившимся танкистам противника!

Бой длился всего несколько минут. Большинство вражеских танкистов было тогда уничтожено, а оставшиеря в живых сдались в плен либо разбежались. Некоторые танки врага (в которых оставались члены экипажей) в ответ на стрельбу пытались развернуться и удрать. Но разворачиваться в узком дефиле-между крутыми холмами было негде и, увидев подходящие «тридцатьчетверки», немецкие танкисты предпочли сделать «хенде хох!»

Так один русский танковый взвод захватил в целости и сохранности десять немецких танков. Позже пленный офицер показал, что это были остатки танкового батальона, который до того понес значительные потери в боях за Витебск.

За этот бой был награжден орденом Отечественной войны, а солдаты и сержанты взвода получили по ордену Славы.

А в конце лета 1944 года, когда 89-й танковый корпус был уже в Литве, бригада преследовала удирающего противника. Танковый взводбыл в разведке. Стояло ясное утро. Двигаясь на высоких скоростях и используя складки местности, ребята уверенно продвигались вперед. Вдруг на опушке леса увидили чуть не сотню немецких танков, которые уже были заведены и развертывались в сторону главных сил 89-го корпуса.

Опять доложил командиру эти важные данные, а сам решил действовать в обход выдвигающегося противника, чтобы разгромить силами своих разведчиков штабы и тылы танковых подразделений противника. И это нашим ребятам удалось! Они сразу заметили хорошо замаскированную самоходную артиллерийскую установку, огромный штабной автобус и несколько крытых большегрузных машин. Из документов, которые таким путем попали в мои руки, стало ясно: это был полк танковой дивизии «Мертвая голова», прибывший сюда из Восточной Пруссии, чтобы задержать наступление наших войск. За этот молниеносный бой я был награжден полководческим орденом Александра Невского, а члены экипажей танковой разведки — орденами Красной Звезды и медалями «За отвагу».

Но самый страшный, самый рискованный боевой эпизод произошел при переправе через реку Даугаву.

Удиравшие немцы вот-вот собирались взорвать мост. Теперь танкистов зависело: сможет ли продвигаться танковый корпус на запад или будет ждать, пока саперы наведут переправу?

— Вперед, Вася! — коротко скомандовал брату, готовому идти с ним в огонь и воду. — Мы смешаемся с отходящими войсками противника и проскочим на тот берег вместе с немцами, а там уничтожим команду подрывников, что справа от моста.

Замаскировавшись на опушке леса, стал ждать момента, когда можно будет втереться в колонну немцев.

Прошло полчаса, час. День угасает, но еще все-таки светло. И наконец — сумерки: вот он, подходящий момент. Дано разрешение действовать. Теперь сам себе командир.

— Вперед, Вася! — опять сказал брату. — На самой большой скорости — к мосту! И нам удастся проскочить..

Василий включил двигатель, и через несколько минут выехали на дорогу (при скорости минимум 50 км в час) и через пару минут были у желанной цели — на том берегу. Танк открыл шквальный огонь из пушки и пулемета по окопчику, где, судя по всему, располагалась команда немецких подрывников. А съехав пониже танк сровнял гусеницами этот окопчик с землей.

Доложив об этом комбригу, услышал в ответ:

— Молодец, Иван Яковлевич! Будешь представлен к званию Героя, а всех членов экипажа наградим орденом Красного Знамени. Продолжай вести разведку в западном направлении...

После этого был произведен в лейтенанты. А все советские танки на этом направлении за ночь переправились по спасенному мосту в западном направлении.

Находясь в госпитале после ранения, которое получил в боях за Кенигсберг, узнал, что Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено высокое звание Героя.

    Источники
 Всем смертям назло. – Москва, 2000.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.