Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Карсанов Казбек Дрисович

 
Карсанов Казбек Дрисович
08.04.1910 - 27.03.1997
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 07.04.1940 Медаль № 433

    Памятники
  Надгробный памятник


Карсанов Казбек Дрисович - командир батареи 49-го корпусного тяжёлого артиллерийского полка 13-й армии Северо-Западного фронта, старший лейтенант.

Родился 8 (21) апреля 1910 года в селе Эльхотово Терской области, ныне Кировского района Республики Алании - Северной Осетии в семье крестьянина. Осетин. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. Окончив 5 классов, работал в колхозе, на строительстве Бесланского маисового комбината, на Гизельдорстрое.

В Красной Армии с июня 1932 года, по спецнабору. Окончил Московскую артиллерийскую школу имени Л.Б. Красина в 1934 году. С ноября 1934 года - командир взвода 111-го артиллерийского полка Ленинградского военного округа (г.Детское Село, Ленинградская область). С сентября 1936 года - командир взвода полковой школы, затем командир батареи 51-го корпусного артиллерийского полка того же округа (Псков), затем полк был переименован в 49-й корпусной тяжелый артполк.

Участник советско-финляндской войны 1939-1940 годов. 20-31 декабря 1939 года старший лейтенант Казбек Карсанов, действуя в группе разрушения, разведал и разрушил два каменно-земляных и железо-бетонных сооружения врага на "линии Маннергейма".

8-29 февраля 1940 года в ходе прорыва вражеского укреплённого района на реке Салмен-Кайте (ныне Булатная на Карельском перешейке) огнём батареи с близкого расстояния, под пулемётным обстрелом врага уничтожил четыре железо-бетонных и два деревоземляных сооружения. Обеспечил успешное продвижение пехоты.

За мужество и отвагу, проявленные в боях с финской белогвардейщиной, указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года старшему лейтенанту Карсанову Казбеку Дрисовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

После войны продолжил службу в том же полку командиром дивизиона, с июля 1940 года - на учёбе. В июле 1941 году досрочно окончил Военную академию РККА имени М.В. Фрунзе. Капитан К.Д. Карсанов - участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Был назначен командиром одного из первых дивизионов гвардейских минометных частей (ГМЧ), на вооружении которых стояли легендарные"Катюши" - 2-го отдельного гвардейского миномётного дивизиона 1-го гвардейского миномётного полка на Резервном и Брянском фронтах. С сентября 1941 года - инспектор ГМЧ Западного фронта, с октября 1941 года - командир 31-го отдельного гвардейского миномётного дивизиона в 16-й армии Западного фронта. Участник оборонительного и наступательного этапов Московской битвы. О героических действиях его дивизиона на Волоколамском направлении при обороне Москвы написано во многих военно-исторических трудах.

С января 1942 года - командир 23-го гвардейского миномётного полка в 34-й армии Северо-Западного фронта, полк под его командованием отличился в боях против Демянской группировки противника. В августе 1942 года полк переброшен на Сталинградский фронт. В сентябре 1942 года назначен начальником 1-й армейской группы ГМЧ на Донском, Сталинградском, Южном фронтах. Участник Сталинградской битвы и Ростовской наступательной операции (январь-февраль 1943).

С февраля 1943 года и до Победы - командир 7-й гвардейской миномётной дивизии 5-го артиллерийского корпуса прорыва на Западном и 3-м Белорусском фронтах. Дивизия под его командованием с боями прошла 3500 километров, участвовала в Смоленской, Белорусской стратегической, Гумбиннен-Гольдапской, Восточно-Прусской наступательных операциях и в штурме Кёнигсберга. К концу войны дивизия под его командованием именовалась 7-й гвардейской Ковенской орденов Суворова 2-й степени и Кутузова 2-й степени миномётной дивизией.

Участник исторического Парада Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве, возглавлял сводный батальон 1-го Прибалтийского фронта.

После войны продолжал службу в Советской Армии. С августа 1945 года - заместитель командующего артиллерией по ГМЧ Минского (с января 1946 - Белорусского) военного округа. В 1946 году окончил Высшие академические курсы при Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского, после их окончания вернулся на ту же должность. С августа 1947 года - командующий артиллерией 24-й гвардейской механизированной дивизии Прикарпатского военного округа (г. Шепетовка Хмельницкой области). С марта 1949 года - начальник Львовского окружного учебного артиллерийского лагеря.

В 1955 году заочно окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе. С января 1956 года - командующий артиллерией 27-го стрелкового корпуса (Луцк). С июня 1956 года - командир 81-й артиллерийской дивизии. С марта 1959 года - заместитель начальника Военно-инженерной академии имени Ф.Э. Дзержинского (ныне - Военная академия Ракетных войск стратегического назначения) по материально-техническому обеспечению.

С августа 1970 года генерал-майор артиллерии Карсанов К.Д. - в запасе. Жил в городе-герое Москве. Продолжал работать в Военной академии имени Ф.Э. Дзержинского старшим научным сотрудником. Активный участник военно-патриотической работы, был председателем Совета ветеранов ГМЧ Советской Армии.

Скончался 27 марта 1997 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище (участок 2).

Генерал-майор артиллерии (1.03.1943). Награждён орденом Ленина (7.04.1940), тремя орденами Красного Знамени (26.12.1941, 13.08.1942, 1953), Суворова 2-й степени (19.04.1945), двумя орденами Кутузова 2-й степени (28.09.1943, 1944), орденами Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Трудового Красного Знамени (22.02.1968), Красной Звезды (1946), орденом Жукова (25.04.1995, Российская Федерация), медалями "За боевые заслуги" (1944), "За оборону Москвы", "За оборону Сталинграда", другими медалями.

Именем Героя названы улицы в городе Алагир и в селе Эльхотово Северной Осетии.

Сочинения:
"Огонь ведут гвардейские минометы", М., 1982;
"Вышли на фронт "Катюши", М., 1982.

Из воспоминаний Карсанова К.Д.

После войны с Финляндией я, уже обстрелянный, был командиром взвода «катюш», действовавшего на Волоколамском направлении в полосе 16-й армии генерала К.К.Рокоссовского.

Обстановка на Западном фронте сложилась крайне тяжелая. Мотомеханизированные и танковые дивизии немцев рвались к столице. Все жили тогда одной мыслью: выдержит ли Москва?

В то время я был командиром 2-го дивизиона 1-го гвардейского минометного полка «катюш», обладавшего большой огневой мощью. С августа по октябрь дивизион находился в распоряжении командующего Брянским фронтом генерала А.И.Еременко, а 26 октября поступил в распоряжение 16-й армии, прикрывавшей Волоколамское направление.

Командующий 16-й армией К.К. Рокоссовский, который, судя по всему, очень ждал «катюш», ознакомил меня с обстановкой, которая сложилась перед фронтом армии. На меня произвели большое впечатление высокая культура и человечность Константина Константиновича, его спокойная манера разговоривать с подчиненными, несмотря на тяжелую обстановку, в которой мы тогда оказалась. Константин Константинович заострил мое внимание на Волоколамском и Скирманском направлениях, где противник сосредоточил танковые и моторизованные соединения для дальнейшего наступления на Москву. Части и соединения 16-й армии, при поддержке артиллерии, вели ожесточенные оборонительные бои. Наш дивизион получил задачу действовать в направлении Скирманбво, где оборонялась 18-я стрелковая дивизия генерала П.Н.Чернышева.

Со своего НП мы организовали тщательное наблюдение за противником и вели подвижную разведку. Наша задача заключалась в том; чтобы лучше изучить расположение противника в селе Скирманово. Я со своим разведчиком и радистом до рассвета решил выйти на южную опушку леса: оттуда лучше можно было вести разведку позиций врага. Не доходя до опушки, мы увидели немецкие танки с группой солдат. Гитлеровцы, обнаружив нас, всполошились и открыли орудийный и пулеметный огонь из танков. Используя складки местности и отстреливаясь из автоматов, нам удалось оторваться от фашистов метров на двести. Быстро связавшись с огневой позицией по радио, я передал команду открыть огонь по расположению врага. Цель накрыли очень удачно: было уничтожено несколько танков и десятки гитлеровских солдат.

Мы благополучно вернулись на свой НП. Как потом выяснилось из показаний пленных, немцы в тот день задумали провести разведку боем, но нам удалось сорвать их планы.

С 27 до 30 октября дивизион вел усиленный огонь по району сосредоточения противника в Скирманово, не давая ему скапливаться для удара. Противник нес потери в танках, в живой силе. Большое количество боеприпасов и горючего было уничтожено.

Село Скирманово занимало выгодное тактическое положение. Оно находилось в 80 км от Москвы, на возвышенности, покрытой лесом. Враг плотно расставил там свои огневые точки, подступы к которым защищались танками и орудиями. В близлежащих деревнях также располагались танки и пехота противника.

6 ноября Рокоссовский поставил задачу: с утра 7 ноября начать активные действия войск армии в направлении Скирманово. Для выполнения ее были привлечены 18-я стрелковая дивизия, 1-я гвардейская танковая бригада генерала М.Е.Катукова, часть артиллерии армии и два дивизиона реактивных установок. Вторым гвардейским минометным дивизионом командовал мой боевой друг майор Романов.

7 ноября в 7 часов утра на нашем участке фронта началась короткая артиллерийская подготовка. Первыми открыли огонь реактивные установки. В расположении противника начались взрывы и пожары. Это был своеобразный праздничный салют: ведь в те минуты, на улицах, прилегающих к Красной площади, стягивались войска, которые имели приказ — с традиционного парада в честь 24-й годовщины Октябрьской революции отправляться прямо на фронт — под Москву.

В этот день лопнул еще один гитлеровский блеф, что фюрер устроит, мол, 7 ноября на Красной площади парад своих войск.

А парад наших войск, состоявшийся 7 ноября на Красной площади, сыграл огромную роль в укреплении морального духа армии и имел большое международное значение.

В тот ноябрьский праздничный день активные действия наших войск, проводившиеся на всех участках, должны были ввести противника в заблуждение. Мы отвлекали его от Москвы!

А я, казалось, будто воочию видел перед собой Красную площадь: памятник Минину и Пожарскому, сказочно красивый храм Василия Блаженного. Неужели все это взорвут?! До чего мы дожили!.. Чувствовал себя, как в страшном сне.

Но вот по радио начинают играть куранты и становится легче на душе: выдержим!..

Фашистское командование готовило сильный удар против флангов Западного фронта в обход Москвы: на правом крыле в направлении Клина — Дмитрова, а на левом — Тулы и Коломны. Следовало также ожидать фронтального удара на направлении Истры и Наро-Фоминска. Обстановка перед фронтом 16-й армии складывалась очень тяжелая. Командарм Рокоссовский принял решение нанести контрудар на село Скирманово. Этот важный для противника узел буквально был битком набит огневой силой и техникой. Вражеская артиллерия обстреливала оттуда наши коммуникации. Если бы противник, опираясь на Скирманово, вышел НИ Волоколамское шоссе, он отрезал бы пути сообщения 16-й армии с тылами.

Контрудар на Скирманово наносили 50-я кавалерийская дивизия генерала И.А. Плиева, 18 я стрелковая дивизия генерала П.Н.Чернышева, 1-я гвардейская танковая бригада М.Е.Катукова, поддерживаемые основной ,частью артиллерии армии и двумя дивизионами реактивных установок. Мой дивизион поддерживал 18-ю дивизию. Операция была назначена на 12 ноября.

После получения задачи от начальника артиллерии генерала В.И.Казакова я собрал командиров батарей и поставил им огневые задачи — по каким целям вести огонь. Следует сказать, что все дни до начала операции велась тщательная разведка расположения противника, его минометных батарей, танков и пехоты. Поэтому мы имели точные данные о его основных огневых точках. Мой наблюдательный пункт находился в деревне Рождественское вместе с командиром 18-й дивизии.

12 ноября предрассветную мглу пронзили смертоносные огневые стрелы снарядов «катюш», вслед за которыми ударили артиллерийские орудия. Море огня и тучи дыма покрыли вражеские позиции. Воодушевленные мощным огнем, пехотинцы и танкисты в ходе стремительной атаки овладели выгодным районом обороны Скирманово. Результаты огня «катюш» и артиллерии оказались поразительными. В лощине возле деревни мы увидели настоящее кладбище разбитых вражеских танков и автомашин, до двух десятков минометов.

Когда генерал Рокоссовский пригласил всех командиров частей, принимавших участие в операции, осмотреть поле боя, нашим взорам представилась поразительная картина разгрома врага. Командующий особо отметил эффективность действия реактивных установок. Их огнем было уничтожено 17 танков, более 20 минометов, множество автомашин.

В бою за Скирманово было взято много пленных, захвачено 18 исправных танков, много орудий и другой боевой техники.

Героическая схватка в Скирманово сорвала задуманное противником наступление. Враг понес большие потери в живой силе и технике. По показаниям пленных установлено, что в боях быда разгромлена 10-я танковая дивизия противника, которая прибыла на фронт из Африки и готовилась к наступлению на Ново-Петровское — Истру. Все же, несмотря на успех, положение на этом направлении оставалось очень тяжелым: превосходили нас немцы по численности живой силы и боевой техники. Нам не хватало войск.К для круговой обороны столицы.

Во второй половине ноября противник снова возобновил наступление на Волоколамском направлении, где наступала 4-я танковая группа генерала Генпнера. Особенно ожесточенные бои велись на левом фланге 16-й армии в направлении Ново-Петровского. В связи с создавшейся обстановкой я получил новую задачу: дивизиону с наступлением темноты выйти в район деревни Деньково и огнем своих батарей поддержать пехоту. . Прибыв в указанное место со своим начальником штаба, мы обнаружили, что участок фронта перед нами оказался неприкрытым. Враг беспрепятственно, в любое время мог двигаться вперед, на Москву. Личный состав дивизиона, правильно оценив обстановку, не растерялся. Скрытно заняв огневые позиции и создав круговую оборону, мы двое суток отбивали атаки пехоты и танков противника, наступавшего из района Давыдково — Гребенвки. Сильный огонь нашего дивизиона создал (по показаниям пленных) впечатление у немцев, что наш «оборонительный рубеж» сильно укреплен огневыми средствами.

Выполнив эту возникшую в ходе боевых действий задачу, дивизион получил приказ отойти на следующий рубеж — в деревню Румянцеве, где оборонялся 518-й стрелковый полк 18-й дивизии. Вместе с 978-м артиллерийским полком мы должны были поддерживать своим огнем наши части.

За 5 дней мы отразили 17 яростных атак противника. Огнем артиллерии и реактивных установок было уничтожено 12 танков, 4 минометных батареи и до двух батальонов пехоты.

Дивизиону пришлось еще не раз сокрушать своим огнем врага. Только за ноябрь 1941 г. ударами наших реактивных установок было уничтожено до 3 полков пехоты, около 30 танков, 200 автомашин и подавлено свыше 10 орудий гитлеровцев.

С целью ликвидации опасности, нависшей над Москвой, решением ставки Верховного Главнокомандующего были предприняты все меры, подброшены свежие силы, в том числе — сибирские дивизии, и в результате контрнаступления наших войск ударные вражеские группировки, нацеленные на захват Москвы, были разгромлены и отброшены на 100—250 км.

Мне, как участнику обороны Москвы, приятно сознавать, что и нами, артиллеристами, вложена частица беззаветного ратного труда в дело общей нашей победы над гитлеровским вермахтом. Победа под Москвой была первым ее этапом.

Биография предоставлена А.Е.Мельниковым

    Источники
 Великая Отечественная. Комдивы. Том 1. Москва, 2011.
 Военный энциклопедический словарь РВСН. ‒ Москва, 1999.
 Всем смертям назло. – Москва, 2000.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
Таран оружие смелых