Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Писаренко Павел Трофимович

 
Писаренко Павел Трофимович
10.10.1921 - 07.12.1996
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 28.04.1945 Медаль № 4983
Орден Ленина № 43953


Писаренко Павел Трофимович – командир орудия танка Т-34 1-го батальона 36-й гвардейской Нижнеднепровской танковой бригады 4-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, гвардии сержант.

Родился 10 октября 1921 года в селе Станиславовка ныне Виньковецкого района Хмельницкой области (Украина) в семье крестьянина. Украинец. Образование начальное. Работал слесарем на заводе в городе Николаев.

В Красной Армии с января 1941 года. Служил стрелком пушки танка БТ-7 в 47-й танковой дивизии 18-го механизированного корпуса Одесского военного округа.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Воевал стрелком пушки танка, стрелком-радистом и командиром орудия танка на Южном, Юго-Западном, Сталинградском, снова Южном, 4-м, 3-м и 2-м Украинских фронтах. В боях 5 раз ранен.

Участвовал:
– в оборонительных боях в Молдавии, в районе Немиров – Ладыжин Винницкой области, севернее города Мелитополь – в 1941 году;
– в оборонительных боях в районе городов Волчанск, Новый Оскол, на подступах и окраинах Сталинграда, в контрнаступлении под Сталинградом, в боях северо-восточнее города Котельниково – в 1942 году;
– в прорыве «Миус-фронта», в освобождении Донбасса, городов Амвросиевка, Иловайск, Мелитополь, Северной Таврии – в 1943 году;
– в боях по ликвидации Никопольского плацдарма, в Ясско-Кишинёвской операции, в том числе в форсировании реки Прут и освобождении города Леово, в освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, в том числе городов Констанца, Варна, Бургас, Белград, в боях за город Будапешт – в 1944 году;
– в боях на плацдарме за рекой Грон в Чехословакии, в освобождении Братиславы, в боях на реке Морава, в Пражской операции – в 1945 году.

Командир орудия танка Т-34-85 36-й гвардейской танковой бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса гвардии сержант Писаренко в боях 17-25 февраля 1945 года на правом берегу реки Грон в районе населённых пунктов Солдина и Камендин (севернее города Штурово, Словакия), не допустил прорыва противника на переправу. Действуя из засады, экипаж уничтожил 9 танков, 5 бронетранспортёров и до 270 гитлеровцев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии сержанту Писаренко Павлу Трофимовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После войны служил в 39-м гвардейском танковом полку 4-го гвардейского механизированного корпуса в Центральной группе войск. С 1946 года старшина П.Т.Писаренко – в запасе. Член КПСС с 1958 года. Жил на родине в посёлке городского типа Виньковцы Каменец-Подольской (Хмельницкой) области. Работал сначала заведующим складом на Виньковицком пищекомбинате, а затем диспетчером автостанции. Умер 7 декабря 1996 года. Похоронен в селе Зиньков Виньковецкого района Хмельницкой области.

Награждён орденами Ленина (28.04.1945), Отечественной войны 1-й (11.03.1985), «Знак Почёта», медалями «За боевые заслуги» (29.10.1944), «За оборону Сталинграда», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», другими медалями.

Детские годы Павел Писаренко прошли на территории Западной Украины, принадлежавшей Польше. Село, в котором он жил, находилось вблизи советской границы, и до подростка доходили слухи о больших переменах, происходящих в стране Советов. Писаренко окончил только 3 класса школы, в основном работал в хозяйстве родителей. В 1939 году войска Красной Армии принесли на родную землю Писаренко новую власть. Образовалась Каменец-Подольская область Украины. Но юноша не стал оставаться в селе, а поздней осенью 1939 года поехал в город Николаев, где устроился работать на судоремонтный завод. Отсюда в январе 1941 года его призвали в РККА.

Попал Писаренко в 47-ю танковую дивизию 18-го механизированного корпуса, и после окончания полковой школы в апреле-мае был зачислен в экипаж лёгкого танка БТ-7 стрелком орудия. Когда началась Великая Отечественная война, часть Писаренко дислоцировалась в городе Аккерман близ Одессы. Уже в первые дни войны танкистам было приказано сначала перебазироваться к Кишинёву, а затем и в район города Жмеринка, поступив в подчинение 18-й армии Южного фронта. Не все устаревшие танки БТ-7 «перенесли» 300-километровый марш, но машина Писаренко «живой» пришла в указанный район. С первых чисел июля 1941 года его экипаж участвовал в боях на рубеже реки Днестр по удержанию Могилёв-Подольского укрепрайона. Но в середине июля гитлеровские войска совершили 3 глубоких прорыва обороны советских войск, выйдя в районы городов Бердичев, Бар и посёлка Кодыма. Наметилось окружение наших 6-й, 12-й и 18-й армий. Самым близким вклинением к 18-му мехкорпусу был прорыв немцев в направлении Бар – Немиров. 19 июля 1941 года танк Писаренко пошёл в бой на село Красное, и в расквашенной дождями грязи его 93-й танковый полк сумел не только выбить гитлеровцев из села, но и спасти окружённый и забытый всеми 145-й танковый полк 240-й моторизованной дивизии соседней армии соседнего фронта. Спасённый полк влился в состав корпуса. Кроме этого своим ударом танкисты помогли стрелковым частям 12-й армии отойти в юго-восточном направлении и не попасть в окружение под Винницей раньше времени… В одном из следующих боёв в районе посёлка Тульчин БТ-7 Писаренко был подбит, и весь экипаж получил ожоги и ранения, а 25 июля 1941 года во время переправы через Южный Буг у посёлка Ладыжин Писаренко был тяжело ранен и буквально в последний момент через Умань, Кировоград, Днепропетровск вывезен с другими ранеными автомашиной в госпиталь в город Красноармейск. Его же боевые товарищи вместе со многими тысячами советских бойцов попали в окружение под Уманью и большей частью погибли или попали в плен.

20 сентября 1941 года Писаренко прибыл в 15-ю танковую бригаду 18-й армии Южного фронта, а уже 25 сентября ему пришлось идти в бой западнее города Токмак Запорожской области. Его танковый батальон поддерживал наступление 164-й стрелковой дивизии в направлении малой и Большой Белозёрок вдоль днепровских плавней. 4 дня танкисты и стрелки успешно проламывали оборону противника, что заставило гитлеровское командование с полпути в Крым вернуть 1-й горно-стрелковый корпус. 29 сентября 1941 года на позиции 98-го горно-стрелкового полка была совершена атака 17 советских танков. Наши танкисты уничтожили 3 вражеские пушки и много гитлеровцев, но и сами потеряли 6 танков. Одним из них был танк Писаренко, при этом стрелок башни получил тяжёлое ранение и был эвакуирован в город Сталинград.

Лечился Писаренко достаточно долго. Только в январе 1942 года он вышел из госпиталя и в одной из сталинградских танковых школ в течение ещё 4-х месяцев переучивался на танк Т-34, стал стрелком-радистом этой грозной машины. В конце мая 1942 года, когда наступление войск Юго-Западного фронта вылилось в крупное поражение, сержант Писаренко был направлен в 13-й танковый корпус 21-й армии этого фронта, где был назначен стрелком-радистом в составе одного из экипажей 85-й танковой бригады. Часть Писаренко в это время находилась северо-западнее города Волчанск и спешно пополнялась после неудачного наступления. Но большой передышки гитлеровцы нашим войскам не предоставили.

1 июля 1942 года из района Волчанска в направлении Острогожска перешла в наступление крупная вражеская танковая группировка. Начались тяжелейшие оборонительные бои. Экипаж Писаренко в течение первой недели июля участвовал в практически не прекращавшемся сражении, обороняя рубежи в районе станций Волоконовка и города Новый Оскол. В этих боях корпус понёс большие потери, в том числе был подбит и танк Писаренко, но башенный стрелок отделался лишь лёгкой контузией. Передислоцировавшись на Сталинградский оборонительный рубеж и войдя в состав одноимённого фронта, на новом танке Писаренко в конце июля 1942 года участвовал в не менее драматичных боях в районе хутора Манойлин и станицы Верхне-Бузиновка. А затем в начале августа танкистов перебросили на отражение гитлеровского наступления на Сталинград со стороны Котельниково, и в бою 6 августа у станции Тингута сержант Писаренко, покидая горящий танк, снова получил нетяжёлые ожоги. Подлечившись в медсанбате, в начале сентября он участвовал в боях в районе южных пригородов Сталинграда Песчанка и Бекетовка. В сентябре 1942 года 13-й танковый корпус был выведен в резерв фронта, где к середине ноября он был переформирован как 13-й механизированный, причём экипаж Писаренко был переведён в 90-ю танковую бригаду. Накануне решающего наступления под Сталинградом, корпус вошёл в состав 57-й армии и сосредоточился в междуозёрном дефиле Сарпа – Барманцак.

20 ноября 1942 года экипаж стрелка-радиста Писаренко перешёл в наступление. Уже 22 ноября танки с десантом из стрелков и сапёров стремительным ударом прорвали оборону врага и ворвались в Варваровку. Удар был настолько смелым и стремительным, что противник не успел ни вывести, ни уничтожить свои склады и ремонтную базу. Советские танкисты захватили в Варваровке 64 танка врага. В последующие дни экипаж Писаренко вышел к посёлку Рокотино. Но в декабре 1942 года из района Котельниково на Сталинград перешла в наступление вновь созданная армейская группа «Гот», в составе которой имелось 13 дивизий, 650 танков, 852 орудия и миномёта. Навстречу наступающим фашистским войскам в район хутора Верхне-Кумский был выдвинут 13-й механизированный корпус. 13 декабря 1942 года танкисты отразили несколько атак противника и не допустили его выхода на фланг и в тыл оборонявшейся здесь 126-й стрелковой дивизии. Но в этом бою Т-34 Писаренко получил 2 бронебойных снаряда, и из экипажа в живых остался лишь тяжелораненый башенный стрелок...

И снова лечение, на этот раз в астраханском госпитале. Только в мае 1943 года сержант Писаренко вернулся в свой родной корпус, к тому времени ставший 4-м гвардейским Сталинградским механизированным, и был зачислен в один из экипажей 36-й гвардейской танковой бригады. Войска Южного фронта в это время вели позиционные бои на реке Миус.

В июле 1943 года бригада, в которой воевал гвардии сержант Писаренко, устремилась в наступление, ломая оборону противника. За 2 месяца боёв был прорван «Миус-фронт», а в сентябре освобождён ряд Донбасских городов и посёлков, таких как Амвросиевка, Иловайск, Курахово, райцентр Запорожской области Гуляйполе. Танкисты неуклонно приближались к Днепру, наступая на запорожском направлении.

Осень 1943 года и почти вся зима 1944 года прошли в тяжёлых боях за город Мелитополь, в Северной Таврии и в районе Никопольского плацдарма. Гвардии сержанту Писаренко пришлось сражаться в тех же самых местах, где он шёл в наступление в далёкие сентябрьские дни 1941 года. Но, как и тогда, фашисты упорно держались за этот последний свой клок земли на левом берегу Днепра, создав здесь глубоко эшелонированную оборону. Танкистам удалось захватить ряд опорных пунктов врага, но плацдарм устоял. Только в начале февраля 1944 года войскам 4-го Украинского фронта удалось прорвать оборону противника, и экипаж Писаренко в составе бригады устремился в направлении Каменки-Днепровской. Но уже на берегу Днепра в бою за село Великая Знаменка танк попал под огонь артиллерийской батареи, и Писаренко в четвёртый раз за войну был тяжело ранен.

В мае 1944 года Писаренко вернулся в родную бригаду, дислоцировавшуюся у Днестра в районе Тираспольского плацдарма. В это время на 3-й Украинский фронт поступили танки Т-34-85, имевшие более мощные броню и пушку, а также экипаж в 5 человек. И гвардии сержант Писаренко без всякой учёбы в танковой школе в короткий срок в полевых условиях овладел новой техникой и новой специальностью – командира орудия. По сути это был тот же наводчик, но он перестал быть радистом и заряжающим – это были уже другие члены экипажа. В августе в экипаж прибыл новый командир танка, гвардии младший лейтенант Борисов, недавно прибывший с Карельского фронта.

20 августа 1944 года началась Ясско-Кишинёвская операция. Танк Писаренко стремительно вошёл в прорыв на Тираспольском плацдарме, 24 августа в составе передового батальона ворвался в молдавский город Леово, вышел на реку Прут, где встретился с танкистами 2-го Украинского фронта. Кишинёвская фашистская группировка оказалась в окружении. До конца августа экипаж Писаренко участвовал в боях по ликвидации этой группировки.

В дальнейшем экипаж Писаренко начал освобождать территорию Румынии. 5 сентября 1944 года он участвовал в освобождении румынского портового города Констанца. В сентябре танкисты в основном «наматывали километры», совершив 600-километровый марш, 8 сентября танкисты перешли болгарскую границу, продвинулись за день на 70 км и освободили Варну. На следующий день танк Писаренко в составе бригады совместно с морским и воздушным десантом вступил в Бургас. Затем были ещё другие болгарские города и сёла, восторженные встречи местных жителей, снова пыльные дороги, и последний 650-километровый бросок к границе с Югославией. Здесь, в долине реки Морава в районе Велика-Плана, 5-я отдельная мотострелковая бригада захватила переправу и небольшой плацдарм, создав условия для ввода в сражение 4-го гвардейского механизированного корпуса.

Танкисты переправились через реку и, стремительно продвигаясь на запад, при содействии войск Народно-освободительной армии Югославии захватили важный узел дорог Велика-Плана. 12 октября 1944 года главные силы 4-го гвардейского механизированного корпуса нанесли удар на Белград по кратчайшему направлению с юга. 14 октября с зажжёнными фарами танк Писаренко в составе бригады атаковал врага в районе горы Авала и к утру вышел на южную окраину города. При этом командир орудия меткими выстрелами накрыл несколько огневых точек врага и уничтожил немало гитлеровцев. Другие подразделения отсекли 20-тысячную группировку противника, действовавшую юго-восточнее и южнее Белграда, которая пыталась прорваться в город. Враг ожесточённо сопротивлялся, цепляясь за каждый квартал, каждый дом. На одной из улиц Белграда танк Писаренко был подбит, и 2 члена экипажа получили ранения, в том числе и механик-водитель. 20 октября 1944 года столица Югославии город Белград был освобождён. Перед дальнейшим продвижением в Венгрию Борисов и Писаренко получили другой танк. А вместе с ним и механика-водителя сержанта Логинова. За отличие в боях по освобождению Белграда гвардии сержант Писаренко был награждён медалью «За боевые заслуги».

В это время другие войска 2-го и 3-го Украинских фронтов провели Дебреценскую операцию и завязали бои в Венгрии, освободив ряд городов и форсировав реку Тиса. Впереди был Будапешт, все направления к которому упорно оборонялись гитлеровскими войсками. 29 октября 1944 года, выдвинувшись к городу Сегед, танк Писаренко в составе бригады устремился в направлении города Кечкемет. Тяжелейший бой танкистам пришлось выдержать 1 ноября 1944 года в районе городка Кишкунфельдхаза. Им преградили путь подразделения 24-й танковой дивизии противника. Тогда командование корпуса изменило направление, и танк Писаренко устремился на запад к городу Шольт, где имелся мост через Дунай, ведущий к городу Секешфехервар и далее в район озера Балатон. Но у населённого пункта Филерсаллаж танкисты были встречены подготовленной линией обороны с зенитными и противотанковыми орудиями противника. В тяжелейшем бою экипаж Писаренко прорвался на берег Дуная, но переправиться по мосту на западный берег Дуная было просто немыслимо – оттуда вела огонь армада фашистских танков, укрытых в капонирах по башни. Форсировать Дунай и сокрушить эту силу мог только простой советский солдат, и то только после тщательной подготовки. Поэтому 2 ноября 1944 года танки корпуса, в том числе и Борисова – Писаренко – Логинова, повернули на север и вдоль Дуная устремились прямо на Будапешт. Но на подступах к нему уже стояли в боевом построении подразделения 1-й, 23-й и 24-й танковых дивизий вермахта. Завязался тяжёлый бой, в котором передовому отряду 36-й гвардейской танковой бригады удалось несколько часов продержаться до подхода стрелковых подразделений 46-й армии, которые встали насмерть на этом рубеже.

Будапешт в лоб взять было невозможно. Тогда командование решило сначала окружить его, а потом уже сломить сопротивление. С этой целью 4-й гвардейский механизированный корпус был передан в состав 2-го Украинского фронта и передислоцировался в полосу наступления 7-й гвардейской армии в район населённого пункта Цеглед ближе к городу Сольнок. Танкистам предстояло обходить Будапешт с востока и выйти к северо-западу от него в район города Эстергом.

9 ноября 1944 года экипаж Писаренко ринулся вперёд. Здесь танкисты встретили не менее ожесточённое сопротивление противника. К тому же началась распутица, и местность стала труднопроходимой. Танкисты вынуждены были наступать вместе с пехотой с темпом 5-6 км в сутки. К 5 декабря 1944 года, когда войска 3-го Украинского фронта форсировали-таки Дунай в районе городка Эрчи и приступили к окружению Будапешта с запада, 4-й гвардейский механизированный корпус форсировал реку Зальва, взял город Хатван и вышел на рубеж западнее города Дьёндьёш. Здесь же сосредоточились войска 6-й гвардейской танковой армии и 1-я гвардейская конно-механизированная группа. Вся эта сила перешла в наступление, 12 декабря танкисты 6-й гвардейской танковой армии взяли город Вац на Дунае, а 28 декабря в районе Этергома соединились с 18-м танковым корпусом. В результате в кольце оказалась 180-тысячная гитлеровская группировка !

В эти декабрьские дни экипаж Писаренко в составе корпуса прикрывал нашу ударную группировку с севера, участвуя в отражении бесконечных контратак противника и медленно продвигаясь к городку Ипойсег, что на реке Ипель и одновременно на границе со Словакией. В 20-х числах декабря начался марш к реке Грон вдоль Ипеля, но в районе переправы через эту реку у пограничного словацкого селения Шахи на нашу танковую колонну с юга обрушилась гитлеровская группировка в составе подразделений 1-й и 6-й танковых дивизий, бригады Дирлевангера и 18-го штрафного батальона. Навстречу им в направлении села Грконце наступала 8-я танковая дивизия. Танкисты и перемещавшиеся с ними подразделения 27-го гвардейского стрелкового корпуса 7-й гвардейской армии вступили в ожесточённые бои. Танк Писаренко, не успевший переправиться через реку, вместе со стрелками вступил в бой на южном берегу. В ходе маневрирования, он был подожжён, но в экипаже никто не пострадал. Этот бой явился по сути генеральной репетицией того боя, который впоследствии произойдёт на реке Грон. Но об этом танкисты пока не знали...

В последние дни декабря 1944 года, продвигаясь по восточному берегу реки Грон, бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса вышли на Дунай в районе города Эстергом. В это время сверху поступил приказ разгромить ударную немецкую группировку, перешедшую в наступление со стороны города Комарно с целью деблокировать окружённый в Будапеште гарнизон. Танкисты 6-й гвардейской армии перешли в наступление на Комарно, а 4-го гвардейского механизированного корпуса устремились за Грон для прикрытия танковой армии с севера. 7 января 1945 года экипаж Писаренко участвовал в овладении селением Кебелькут, а к 14 января вышел к селу Солдины. В эти январские дни совместными усилиями танковых и стрелковых подразделений враг был остановлен на рубеже Дунай - Марцелова – Солдины – Барт – Биня - река Грон. Тогда гитлеровские войска стали прорываться к Будапешту из района озера Балатон, где развернулись тяжелейшие бои. На Гронском плацдарме установилось временное затишье, которое гитлеровские войска использовали для передислокации своих частей из района Комарно северо-западнее в район селения Фарна в полосу обороны 4-го гвардейского механизированного корпуса.

17 февраля 1945 года ударная гитлеровская группировка перешла в наступление. На Солдины наступали части 20-й и 6-й танковых и 44-й пехотной дивизий, на Барт – 8-й танковой дивизии, на Камендин вдоль реки Грон – 21-й танковой дивизии. Экипажи 2-х выкрашенных в белый цвет танков под командованием гвардии младших лейтенантов Депутатова и Борисова на заснеженном кукурузном поле вступили в 3-часовой маневренный бой. Под прицельным огнём гвардии сержанта Писаренко запылал первый танк, 3 бронетранспортёра, и понесла потери вражеская пехота. Второй экипаж поджёг 3 танка, прежде чем остальные фашистские машины начали обходить советские танки в направлении переправы у Камендина. Тогда Депутатов получил по радио приказ выйти на господствующую высоту 177,0 у переправы и удерживать её. Но нужно было сначала прорваться через боевые порядки противника. Управляемая механиком-водителем Логиновым «тридцатьчетвёрка» на предельной скорости ворвалась в порядки вражеской пехоты, уничтожая её пулемётным огнём, давя гусеницами. В это время Писаренко меткими выстрелами в борта поджёг ещё 2 вражеских танка, остальные стали «рассыпаться» по сторонам и отступать. Двум нашим танкам без потерь удалось прорваться к переправе, и они, рассредоточившись по высоте 177,0, закрыли её. Сюда же со стороны селения Барт с тем же заданием прибыл ещё один танк гвардии лейтенанта Константина Тулупова, и стальных защитников «фермы» (так танкисты называли между собой селение Камендин) стало трое.

18 февраля к переправе у хутора Камендин прорвалось вдоль реки Грон около 20 вражеских танков. То, что противник наступал вдоль реки, было на руку нашим танкистам – враг был лишён бокового манёвра. Подпустив танки на 200 метров, Писаренко и другие экипажи открыли огонь. Передний танк вспыхнул ярким факелом. Остановился второй, завертелся на месте третий. 12 немецких машин горели у переправы, другие откатились назад.

Между тем события в северной части Гронского плацдарма развертывались не в нашу пользу. Гитлеровцам удалось ворваться в Солдины, прорваться у Барта. Командование приказало сильно поредевшим стрелковым частям отступить в оборонительные порядки 6-й гвардейской танковой армии и за Грон. У переправы остался только взвод Депутатова. С методичностью чередовались артиллерийский огонь с танковыми атаками противника. Утром 19 февраля гитлеровцы атаковали особенно яростно. Основной натиск пришёлся в то место, где стоял в засаде Т-34 гвардии лейтенанта Тулупова. Меткими выстрелами командир орудия Михаил Нехаев поджёг и подбил 4 вражеских танка. 9 танков и до 10 бронетранспортёров ринулись на позиции экипажа гвардии младшего лейтенанта Борисова, но были встречены меткими выстрелами гвардии сержанта Писаренко, от которых ещё 3 вражеских танка превратились в факелы. И на этот раз враг не прорвался к переправе.

В бою 20 февраля Т-34 Тулупова был подбит, при этом механик-водитель Налимов и 2 члена экипажа погибли, командир танка был смертельно ранен, а командир орудия Нехаев тяжело ранен. Остальные же 2 танка, часто меняя позиции, продолжали сражаться. 25 февраля во время боя на «ферме» танк гвардии младшего лейтенанта Борисова был подожжён фауст-патроном, и весь экипаж, в том числе и Писаренко, были ранены, причём командир танка тяжело. В строю остался один танк Депутатова, но во время маскировки танка был тяжело ранен механик-водитель Марунов. Тем не менее, по приказу командования, посадив на броню уцелевших в бою за переправу бойцов и танкистов, ему удалось прорваться через реку к своим, при этом экипаж не позволил вражеской пехоте вслед за танком прорваться через реку Грон. Писаренко был эвакуирован в медсанбат, где пролечился меньше месяца.

Счёт уничтоженной нашими танкистами вражеской техники и живой силы в боях на реке Грон был колоссален. Только за 3 первых дня, вошедших в наградной лист, на боевом счету экипажа Писаренко было 9 уничтоженных танков, 5 бронетранспортёров, 2 штурмовых орудия, 7 миномётов, до 270 солдат и офицеров противника. А всеми тремя экипажами было уничтожено 29 танков, 14 бронетранспортёров, несколько штурмовых орудий и более батальона солдат и офицеров !

За мужество и отвагу, проявленные в боях с гитлеровцами на берегах реки Грон, 9-и танкистам, в том числе гвардии сержанту Писаренко, 28 апреля 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза. 6 заряжающих и радистов были награждены орденами Ленина и Красного Знамени.

В марте 1945 года войска 7-й гвардейской армии перешли в наступление на Братиславу. Экипаж танка Писаренко, форсировав реку Грон всё у того же селения Камендин, устремился вперёд и, преодолев упорное сопротивление подразделений 6-й танковой армии СС, переброшенной с Арденн, 4 апреля 1945 года ворвался в столицу Словакии. В уличных боях танк Писаренко в основном являлся щитом для наступления стрелковых подразделений. К вечеру того же дня наши войска полностью очистили Братиславу от врага. К середине апреля танкисты вышли на реку Морава южнее города Брно.

Последней операцией, в которой участвовал гвардии старший сержант Писаренко, была Пражская операция. В ходе её в мае 1945 года экипаж его танка участвовал в прорыве обороны противника на реке Морава, освобождал города Зноймо, Табор и окончил свой боевой путь 9 мая 1945 года на реке Влтава южнее Праги.

После войны гвардии старшина Писаренко всего год прослужил в Чехословакии, а затем в 1946 году вернулся на родину в украинское местечко Виньковцы, где стал работать сначала на местном пищекомбинате, а затем диспетчером автобусных маршрутов на автостанции. За доблестный труд Павел Трофимович Писаренко был награждён орденом «Знак Почёта».

Биография предоставлена Валерием Воробьевым (1964-2013)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Документы Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации