Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Жаров Сергей Петрович

 
Жаров Сергей Петрович
08.09.1912 - 09.12.1999
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 22.02.1944 Медаль № 3532

    Памятники
  Надгробный памятник


Жаров Сергей Петрович – командир роты противотанковых ружей 3-го стрелкового батальона 182-го гвардейского стрелкового полка 62-й гвардейской Звенигородско-Будапештской стрелковой дивизии 37-й армии Степного фронта, гвардии старший лейтенант.

Родился 8 сентября 1912 года в Москве в семье рабочего. Русский. Жил в городе Коломна Московской области. Окончил 7 классов и школу ФЗУ, работал литейщиком на Коломенском паровозоремонтном заводе, затем каменщиком на стройках в Тульской области и в Центральном архивном управлении города Москвы.

В Красной Армии в 1934-36 годах. Служил командиром отделения в 19-й механизированной бригаде Ленинградского военного округа (ЛВО) в городе Детское Село. Демобилизовавшись, работал шофёром на кондитерской фабрике «Рот-фронт» в Москве. В 1939 году окончил 3-месячные курсы среднего начсостава запаса при Горьковском пехотном училище в Гороховецких лагерях, получил звание младшего лейтенанта.

Вторично в Красной Армии с мая 1941 года. Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Был командиром взвода ПВО, автовзвода, заместителем командира стрелковой роты, командиром роты противотанковых ружей. Воевал на Центральном, Брянском, Западном, Юго-Западном, Сталинградском, Воронежском, снова Юго-Западном, Степном, 2-м Украинском фронтах. Член КПСС с 1943 года. В боях 5 раз ранен.

Участвовал:
- в оборонительных боях Смоленского сражения на реке Сож, в боях в районе города Почеп, в военных автоперевозках в прифронтовой полосе Рязанской области – в 1941 году;
- в боях на реке Северский Донец в Харьковской области, в боях на Дону в районе станицы Вёшенская, города Павловск, посёлка Новая Калитва – в 1942;
- в освобождении города Харьков, в обороне Харькова и рубежа на реке Северский Донец, во вторичном освобождении Харькова, в форсировании Днепра с завоеванием плацдарма, в боях за город Знаменка и на Корсунь-Шевченковском направлении – в 1943.

Командир роты противотанковых ружей 182-го гвардейского стрелкового полка 62-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии старший лейтенант Жаров со своими бойцами 28 сентября 1943 года преодолел реку Днепр севернее села Мишурин Рог (Верхнеднепровский район Днепропетровской области) и захватил плацдарм. Рота отбила несколько контратак противника, участвовала в боях по расширению плацдарма. Был ранен, но поле боя не покинул.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии старшему лейтенанту Жарову Сергею Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3532).

С мая 1944 года – слушатель курсов «Выстрел» Московского военного округа (МВО) в городе Солнечногорск. Дальнейшая служба: январь-апрель 1945 года – заместитель командира стрелкового батальона отдельной запасной стрелковой бригады в городе Люблин (Польша); май 1945 – июль 1946 годов – младший помощник начальника территориальной группы при заместителе уполномоченного СНК СССР по делам репатриации в американской зоне оккупации Германии; сентябрь 1946 – май 1948 годов - дежурный по авиагарнизону Центрального Краснознамённого аэродрома имени М.В.Фрунзе (Москва); май 1948 – декабрь 1960 годов – старший офицер отдела наружной и караульной службы Управления военного коменданта города Москвы.

С января 1961 года майор С.П.Жаров – в запасе. До выхода на пенсию работал начальником Измайловского участка инкассации МГК Госбанка в Москве. Умер 9 декабря 1999 года. Похоронен в Москве на Николо-Архангельском кладбище (участок 4/3).

Награждён орденами Ленина (22.02.44), Отечественной войны 1-й степени (06.04.85), Красной Звезды (05.11.54), медалями «За боевые заслуги» (15.11.50), «За победу над Германией», «В память 800 лет Москвы», «ХХХ лет СА и ВМФ».

Детство и юность Сергей Жаров провёл в подмосковной Коломне. Здесь окончил школу-семилетку, здесь же после окончания школы фабрично-заводского ученичества при Коломенском вагоностроительном заводе работал на нём литейщиком в металлургическом цехе. Потом судьба забросила Жарова в города Белёв и Одоев Тульской области, где он какое-то время работал каменщиком на стройках. В начале 30-х годов Жаров вернулся в Москву и продолжил работать по специальности каменщика.

20 ноября 1934 года Фрунзенским РВК города Москвы Жаров был призван в ряды РККА. После окончания учебки служил под Ленинградом командиром отделения бронеавтомобилей в 19-й механизированной бригаде. Подумывал стать военным-танкистом. Но танкистскому будущему младшего командира Жарова помешала любовь – в Москве его ждала любимая девушка Лена. Демобилизовавшись в ноябре 1936 года, Сергей Жаров вернулся в столицу и сразу же женился, а в следующем, 1937 году, у молодожёнов родилась дочь Валентина. Жаров в это время устроился работать шофёром на кондитерскую фабрику «Рот-фронт». За баранкой «эмки» исколесил всю Москву и Подмосковье. В 1938 году в семье Жаровых ещё появилось пополнение – родился сын Владислав. В этих радостных заботах текла мирная довоенная жизнь. В мае 1939 года Жарова призвали на сборы переподготовки командного состава запаса. 3 летних месяца он провёл в полевых лагерях под посёлком Гороховец Владимирской области и вернулся домой в звании младшего лейтенанта.

В 1941 году в СССР, а особенно в армии, несмотря на заключённый Пакт о ненападении с Германией, большинство людей не сомневалось в неизбежности войны. Поэтому по всей стране в армию стали возвращать из запаса кадры. В мае 1941 года Москворецким РВК был мобилизован и младший лейтенант Жаров. Попал он в знакомый по работе в 30-е годы город Белёв Тульской области, неожиданно назначенный командиром взвода противовоздушной обороны (взвод зенитных пулемётов) 1033-го стрелкового полка 280-й стрелковой дивизии, где и встретил день 22 июня 1941 года.

Уже 28 июня 1941 года дивизия, в которой служил Жаров, начала выдвижение к фронту. К середине июля гитлеровские войска прорвались на рубеж реки Днепр от Орши до Могилёва и далее до Рогачёва. Здесь у советских войск был тыловой оборонительный рубеж, на котором враг был временно остановлен. Началось Смоленское сражение. 280-я стрелковая дивизия вошла в состав Центрального фронта и вступила в боевые действия на рубеже реки Сож в районе города Пропойск (Славгород). Здесь Жаров принял боевое крещение. Его пулемёты приходилось использовать не только при частых авианалётах, но и для стрельбы по наземным целям. Однажды бойцам Жарова пришлось даже вступить в бой с гитлеровским десантным отрядом, заброшенным в тыл наших войск. 2 месяца рубеж по реке Сож гитлеровцам преодолеть не удавалось.

Но в сентябре 1941 года разразилась катастрофа. 2-я танковая группа генерала Гудериана неожиданно была повёрнута с московского направления на юг и всей своей железной мощью обрушилась на рубеж, удерживаемый несколькими дивизиями Брянского фронта, в том числе и 280-й стрелковой дивизией. Конечно, сдержать такую армаду, хоть даже и зенитными пулемётами Жарова, было невозможно, а артиллерии на этом участке фронта было катастрофически мало. Дивизия понесла большие потери, оказалась в тактическом окружении, и Жарову в составе разрозненных подразделений пришлось пробиваться из него сначала к городу Унеча, а затем и к городу Почеп Брянской области. Тем временем немецкие войска прорвались к городу Конотоп и дальше, соединившись с танкистами генерала Клейста в районе города Лубны. В результате большая часть войск Юго-Западного фронта в районе Киева и восточнее оказалась в окружении и начала ликвидироваться противником. Но пока это вражеское наступление ещё развивалось, дивизиям Брянского фронта было приказано совершить перехватывающий удар, и в сентябре 1941 года младший лейтенант Жаров всего с одним, оставшимся «в живых», пулемётом участвовал в этом контрнаступлении. 28 сентября 1941 года в наступательном бою в районе всё того же города Почеп он был ранен и эвакуирован в госпиталь в город Рязань.

В ноябре 1941 года гитлеровские войска прорвались восточнее Тулы и оккупировали город Михайлов. Рязань стала прифронтовым городом, и все, кто более или менее был на ногах, мобилизовывались на оборону. Не до конца долечившийся младший лейтенант Жаров был назначен командиром автовзвода 1-го запасного автополка. Его полуторкам в ноябре-декабре 1941 года пришлось чуть ли не ежедневно курсировать с боеприпасами и другим военным имуществом по маршрутам Рязань – Михайлов, Рязань – Скопин, удовлетворяя потребности частей 10-й армии Западного фронта. А когда началось контрнаступление под Москвой, и линия фронта стремительно поползла на запад, автомобилистам нашлось дел и в самой Рязани и окрестностях.

В январе 1942 года Жаров напросился на повторную медицинскую комиссию, которая признала его полностью годным к воинской службе. Он надеялся сразу попасть на фронт, но был направлен в Приволжский военный округ в город Аткарск Саратовской области, где снова был назначен командиром взвода ПВО, но теперь уже в составе 547-го стрелкового полка 127-й стрелковой дивизии (2-го формирования). 27 марта 1942 года, накануне отправки дивизии на фронт, ему было присвоено воинское звание лейтенанта.

В начале апреля 1942 года дивизия прибыла на Юго-Западный фронт, вошла в состав 38-й армии и заняла оборону по реке Северский Донец. Взвод Жарова держал оборону у села Скрипаи Чугуевского района. До Харькова отсюда было чуть более 40 километров, и обстрелы обоих сторон через реку здесь были практически непрекращающимися. Над головами советских бойцов безраздельно властвовала гитлеровская авиация, по которой пулемёты лейтенанта Жарова немедленно открывали огонь. В свою очередь немецкие лётчики в первую очередь охотились на наши средства противовоздушной обороны. Наверное поэтому в полковых подразделениях ПВО никто подолгу не задерживался. Не стал исключением и Жаров, уже в конце апреля 1942 года получив ранение и оказавшись в полевом госпитале в селе Большой Бурлук.

Пока Жаров лечился, на Юго-Западном фронте в мае 1942 года началось наступление наших войск на Харьков. А затем последовало контрнаступление фашистских войск по сходному с сентябрём 1941 года сценарию. В результате снова 3 наших армии с подвижными подразделениями оказались в глухом окружении. И снова лейтенант Жаров волею судьбы оказался вне этого гибельного кольца. Выйдя из госпиталя, он сразу же окунулся в тяжелейшие оборонительные бои. Гитлеровские войска, ликвидировав окружённую Барвенковскую группировку наших войск, перешли в наступление. Юго-Западный фронт представлял собой в это время набор разрозненных частей, которые с боями, часто вырываясь из окружений, отходили в восточном направлении. В одном таком отряде из частей 127-й стрелковой дивизии отступал и лейтенант Жаров. Полкам дивизии с большими потерями удалось переправиться через реку Дон в районе станицы Вёшенская, где с 12 июля 1941 года они заняли упорную оборону и не пропустили врага на левый берег реки. Юго-Западный фронт был упразднён, а дивизия, в которой воевал Жаров, вошла в состав 63-й армии образованного Сталинградского фронта.

4 месяца взвод ПВО лейтенанта Жарова оборонялся на разных участках реки Дон. Войска 63-й армии с массовым движением новых советских частей и соединений на Дон постоянно изменяли участок своей обороны и были переданы в состав Воронежского фронта. Сначала 127-я стрелковая дивизия перебазировалась в район города Павловск. Здесь в отражении налётов вражеской авиации Жаров провёл весь август месяц. Затем в сентябре дивизия вошла в состав 6-й армии и перебазировалась в район посёлка Новая Калитва. Здесь в излучине Дона осенью 1942 года для последующего контрнаступления начали концентрироваться крупные резервы советских войск, небо над которыми также защищали пулемёты лейтенанта Жарова. Но в самом наступлении комвзвода участвовать не пришлось – 19 октября 1942 года при штурмовке с воздуха его позиции он в третий раз за войну был ранен и снова оказался в госпитале.

Вернулся в свою дивизию Жаров только в начале февраля 1943 года, когда она за отличие в Сталинградской битве и операции «Малый Сатурн» стала 62-й гвардейской стрелковой дивизией. Соответственно 547-й стрелковый полк, в котором он служил, стал 182-м гвардейским стрелковым полком. Дивизия в это время после тяжёлых боёв за Кантемировку и северные районы Ворошиловградской области в составе 3-й танковой армии Воронежского фронта в ходе операции «Звезда» вела бои на подступах к Харькову в районе города Чугуев. Гвардии лейтенант Жаров, став заместителем командира стрелковой роты, сразу окунулся в наступательные бои. Спустя год он волею судьбы оказался у села Скрипаи, которое оборонял в апреле 1942 года. Отсюда его рота повела наступление на южную окраину Харькова. В районе станции Основа его роте пришлось 13-15 февраля участвовать в отражении 15-и сильных контратак подразделений дивизии СС «Адольф Гитлер». В середине дня 15 февраля его бойцы совместно с другими подразделениями овладели станцией Основа, на которой было захвачено 45 паровозов, 255 товарных вагонов, 14 гружёных эшелонов и несколько складов с продовольствием. В это же время другие подразделения фронта вели бои непосредственно на улицах Харькова, и 16 февраля город был полностью очищен от врага.

Но уже 19 февраля 1943 года началось контрнаступление немецких войск. Гитлер, лично в это время находясь в Запорожье, бросил в бой 7 танковых, 1 моторизованную и 3 пехотных дивизии под командованием генерал-фельдмаршала Манштейна. Они вынудили войска нашей 6-й армии с тяжёлыми боями отойти из района Краснограда и Синельниково за реку Северский Донец, а затем главные силы повернули на Харьков. 10 дней их сдерживали в районе сёл Кегичевка и Россоховатое танкисты 12-го танкового корпуса и приданных стрелковых подразделений. Затем ещё 7 мартовских дней враг не мог преодолеть оборону 48-й и 25-й гвардейских стрелковых дивизий у села Камышеватое и станции Тарановка. В это время был организован рубеж обороны по реке Мжа от Мерефы до Змиева. Сюда на оборону города Мерефа была брошена 62-я гвардейская стрелковая дивизия. Рота гвардии лейтенанта Жарова в составе полка заняла оборону на правом фланге. 7 марта 1943 года оборону дивизии атаковали сначала 50 вражеских бомбардировщиков. А вслед за авианалётом на Мерефу устремились фашистские танки из всё той же дивизии СС «Адольф Гитлер». На позиции роты Жарова двигалось 25 танков, ещё 80 танков и 30 бронетранспортёров устремились на позиции соседних полков. Начались тяжелейшие бои, которые продлились до 14 марта 1943 года. Враг всё время вводил в бой новые подразделения, но советские бойцы проявили высокие образцы стойкости. Понеся немалые потери, они только за первые 3 дня боёв уничтожили 60 танков и штурмовых орудий, 22 бронетранспортёра, 30 орудий и более 35 автомашин. Противник потерял убитыми и ранеными более 1000 солдат и офицеров. Огнём пулемётов бывшего подразделения Жарова было сбито 2 бомбардировщика. В разгар этих боёв погиб командир роты противотанковых ружей (ПТР), и гвардии лейтенанта Жарова немедленно командир полка гвардии полковник Г.С.Антонов назначил на эту важную в оборонительных боях должность.

Не прорвавшись в Харьков с юга через Мерефу и с запада через Люботин, гитлеровским войскам удалось это сделать с севера. 14 марта 1943 года 62-я стрелковая дивизия получила приказ вместе с 1-м чехословацким батальоном Л.Свободы войти в группу войск Харьковского гарнизона и занять оборону в районе села Безлюдовка на южной окраине Харькова. Вместе с другими соединениями, оборонявшимися в Харькове, дивизия оказалась в полном окружении. Был намечен план прорыва из кольца, в котором 62-й гвардейской стрелковой дивизии отводилась роль прикрытия. Так рота гвардии лейтенанта Жарова и 2 стрелковых батальона в течение 3-х часов сдерживали натиск врага, наступавшего на сёла Васищево и Лизогубовка, пока прорывающиеся подразделения форсировали реку Уды. А затем они держали оборону, обеспечивая войскам переправу через реку Северский Донец. Понёсшая потери в этих боях рота Жарова одной из последних 18 марта 1943 года покинула вражеский берег и переправилась через Северский Донец у всё того же села Скрипаи Чугуевского района. Вот уж действительно какой-то фатальный населённый пункт в судьбе Сергея Жарова !

Оставившие Харьков и вышедшие из окружения войска были включены в состав 6-й армии Юго-Западного фронта. Времени на отдых не было, и рота гвардии лейтенанта Жарова в составе полка заняла оборону по реке Северский Донец. В апреле-мае 1943 года с востока стали прибывать завершившие разгром гитлеровцев в Сталинграде войска. Только тогда 62-я гвардейская стрелковая дивизия была выведена в резерв и занялась пополнением своих поредевших рядов. В роту Жарова прибыло необстрелянное пополнение, которое командир должен был обучить обращению с ПТР и, самое главное, преодолеть новичками «танкобоязнь», ведь им в будущем придётся противостоять этим стальным чудищам. В этих заботах прошёл июнь 1943 года, в котором комроты Жаров стал гвардии старшим лейтенантом. А в июле начались бои на Курской дуге. Но на рубеже реки Северский Донец фронт до поры до времени оставался стабилен.

Сдвинулся он между Чугуевом и Змиевом в августе 1943 года, когда севернее Чугуева войсками 3-х фронтов была проведена успешная операция «Румянцев», и 23 августа 1943 года город Харьков был во второй раз, но уже окончательно, освобождён от врага. В эти же дни началось наступление и на Северском Донце. В сентябре 1943 года 62-я гвардейская стрелковая дивизия была включена в состав 37-й армии Степного фронта, и её подразделения устремились к Днепру. 27 сентября 182-й гвардейский стрелковый полк вышел на берег могучей реки.

Практически немедленно было организовано форсирование этой водной преграды. 28 сентября 1943 года под ураганным огнём противника рота гвардии старшего лейтенанта Жарова практически без потерь на подручных средствах переправилась на правый берег Днепра и участвовала в захвате плацдарма прямо на границе Кировоградской и Днепропетровской областей. Слева было село Мишурин Рог Верхнеднепровского района, справа – село Куцеволовка Онуфриевского района. Бойцы Жарова, выбив гитлеровцев из первой траншеи, развернулись там, обеспечив продвижение других подразделений 3-го стрелкового батальона ко второй траншее. В это время со стороны Куцеволовки враг начал яростные контратаки пехотой и танками на позиции десантников. За день 28 сентября гвардейцами было отбито 3 контратаки, несколько танков горело перед их линией обороны. Комроты Жаров всё время находился среди своих бойцов, руководя действиями истребителей танков, расчёты которых один за другим выбывали из строя. В последней, самой ожесточённой контратаке, на их позиции пошли самоходные установки «фердинанд». Одна самоходка прямым выстрелом уничтожила один из расчётов ПТР и стала приближаться к окопу. Тогда Жаров лично залёг к ружью и подбил её. Но выстрелом из другой самоходки ружьё в руках Жарова было разбито, а сам командир роты был ранен в голову. Эту самоходку подбил другой расчёт. До конца этого боя раненый и контуженый Жаров продолжал голосом руководить оставшимися расчётами. Тем временем на плацдарм у Мишурина Рога прибывали всё новые и новые подразделения, которые посылал с нашего берега командир 182-го гвардейского стрелкового полка гвардии полковник Могилок. И лишь только в сумерки Жарова удалось переправить на наш берег. За мужество и героизм, проявленный при форсировании Днепра и завоевании плацдарма, гвардии старший лейтенант Жаров был представлен к званию Героя Советского Союза.

Подлечившись в армейском госпитале, в середине декабря 1943 года Жаров вернулся в свой полк, когда он в составе дивизии вёл бои на Кировоградском направлении в районе города Знаменка. Враг, имевший на правом берегу Днепра в районе Корсунь-Шевченковского и Звенигородки около 20 дивизий, оказывал упорное сопротивление и постоянно переходил в контратаки большими силами танков и пехоты. В декабре удалось овладеть городом Знаменка и выйти в северо-западном направлении к селу Елизаветовка. Здесь 2 января 1944 года в тяжёлом бою при отражении танковых контратак противника гвардии старший лейтенант Жаров получил несколько тяжелейших ранений и был эвакуирован в госпиталь.

После некоторого пребывания в армейском госпитале, Жарова санитарным эшелоном увезли в эвакогоспиталь № 1268 в далёкий город Самарканд. Почти полгода Герой провёл на лечении в Узбекистане и на фронт больше не попал.

После выхода из госпиталя Жаров приехал в Москву, где, наконец, встретился с семьёй, и где получил в Кремле высшие награды Родины. Здесь же его направили в подмосковный город Солнечногорск на курсы «Выстрел». На курсах Жаров стал капитаном, а после их окончания был зачислен на должность заместителя командира стрелкового батальона в отдельную запасную стрелковую бригаду МВО.

В январе 1945 года бригада была направлена в польский город Люблин, где Жаров с подопечными до апреля 1945 года занимался охраной и пересылкой на территорию СССР пленных немцев и их союзников. В мае же 1945 года, уже после Дня Победы, капитан Жаров оказался в американской зоне оккупации в Германии, назначенный помощником начальника группы по делам репатриации. Американцы, освободившие из концлагерей множество советских людей, начали передавать их для отправки на Родину. Вопросами пересылки военнопленных и занимался чуть более года капитан Жаров.

После завершения этой миссии капитан Жаров вернулся домой в Москву, где, наконец-то увидел родившегося ещё в 1945 году сына Александра. В Москве Жаров 14 лет, с сентября 1946 и до декабря 1960 годов, служил на различных офицерских должностях охранной и караульной службы на объектах военной комендатуры столицы. Здесь в 1950 году получил звание майора.

Но и выйдя в запас в январе 1961 года, Сергей Петрович Жаров не оставил охранной стези, став начальником Измайловского участка инкассации МГК Госбанка города Москвы. На этой должности он проработал до выхода на пенсию…

Биография предоставлена Валерием Воробьевым (1964-2013)

    Источники
 Герои Советского Союза: краткий биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации